Военные игры

This photograph shows a battle group vehicle park in Yelnya, Russia on 19 January (Photo: Maxar Tech/AFP via Getty Images)

В публикуемом здесь на стыке годов тексте «Предчувствие войны» того же производителя начато с утверждения, что вестником войны обычно является риторика. И перечислены в то время особенно многочисленные знаки потенциальной российской агрессии против Украины, прежде всего в западной прессе.

Хотя обстоятельства меняются чуть ли не калейдоскопически, основной нарратив остается прежним – российская военная группировка на границе с Украиной и в Белоруссии только растет.

Однако дьявол кроется в деталях, именно о них, так как / когда речь идет о потенциальной войне на европейском континенте.

На фотографиях американской корпорации «Maxar», представленных в конце января, виден явный прогресс российской военной концентрации (например, палатки указывают на наличие военных городков, а значит, не просто дислоцирование военной техники), по сравнению с фотографиями, сделанными 19-го января.

Что особо не скрывают и сами русские – 5-го февраля информационное агентство ТАСС цитировало министерство обороны России, сообщившее о передислокации штурмовых самолетов Су-25СМ на белорусские военные аэродромы.

Ранее, 2-го февраля, министерство информировало, что дислоцировало в Белоруссии под Брестом зенитную ракетную систему большой дальности (!) «Триумф». Из России в Беларусь были переброшены истребители Су-35, развернута ракетно-артиллерийская система «Панцирь-С». И так далее.

В международной публичной сфере неоднократно повторяется, что Россия ускоряет подготовку к масштабному вторжению в Украину, однако неясно, решилась ли уже Москва на такой шаг.

Агентство «Reuters» 6-го февраля процитировало пару анонимных представителей американских силовых структур, заявивших, что якобы русские вблизи украинской границы сосредоточили 70 проц. военной силы, необходимой для полноценной агрессии против соседа, за пару недель количество тактических батальонных групп в приграничном районе увеличив с 60 до 83. И еще 14 таких групп направляются к украинской границе.

По данным источников «Reuters», полномасштабная российская военная агрессия может унести от 5 тысяч до 25 тысяч жизней украинских военных. «The Washington Post» ранее сообщала, что в результате атаки российской армии на Киев могут погибнуть 50 тысяч мирных украинцев.

Пик промерзания почвы, обеспечивающий передвижение боевой техники в полевых условиях, ожидается 15-го февраля, и такое благоприятное для войны состояние сохранится до конца марта.

Российский оппозиционный политик (один из немногих оставшихся) Лев Шлоссберг говорит, что у него возникает плохое подозрение, что многие люди в России, а также в НАТО и США заинтересованы в обострении ситуации – одним надоело иметь дела с упрямством Владимира Путина, другие – не то, чтобы стремились повоевать, но не видят иного пути к переделу мира в стилистике «приумножения» территорий ХХ века.

Такие «схемы действий», которые могут взорваться в любое время, превращают Украину в пороховую бочку.

Военные псевдоучения, когда более 70 тысяч российских военных «запихали» в Беларусь,  Су-25СМ гонят из Приморья в Сибирь более чем семь тысяч километров, с серьезным выражением лица разглагольствуют о нападении на Украину из Беларуси (до Киева ближе, чем с востока), только показывают  что такой сценарий (и с военной картой) в Москве подготовлен.

Такие вот апокалиптические темы до последнего мгновения.

На пресс-конференции 2-го февраля представитель Пентагона Джон Кирби указал, что американские военные уже давно повторяют, что параллельно с усилением боевых возможностей воинских группировок, мобилизованных на западе России и в Белоруссии, В.Путин в последние недели наращивает их материально-техническое снабжение (логистика, воздушная поддержка, медицинское снабжение, разворачивая полевые госпитали, мобилизируя медицинский персонал и т.д.).

По мнению Дж.Кирби, улучшение медицинского обслуживания само по себе не обязательно означает подготовку к агрессии, поэтому целесообразно видеть и анализировать всю мозаику информации.

Однако, как и несколько недель назад, в Пентагоне считают, что у российского президента уже есть достаточный набор возможностей для нападения на Украину.

Украинское интернет-издание «korrespondent.net» 1-го февраля информировало о доказательствах, которыми диспонирует разведка этой страны, что русские в сепаратистских районах Донецка и Луганска перегруппировывают свои силы, усиливая их парами снайперов и подразделениями противотанковых ракетных комплексов.

Но с сообщениями Министерства обороны России о передислокации в Белоруссию и вокруг Украины, Москва также «в свою очередь» объявляет об отводе подразделений от украинской границы в места постоянной дислокации.

Например, 29-го января руководство Западного военного округа (в состав которого входят Воронежская и Курская области вблизи Украины) сообщило, что завершило плановую боевую проверку своих воинских частей. В качестве цели проверки Западный военный округ указал уровень боевой готовности, что в тревожном контексте часть прессы приняла как признак вывода российских войск.

Скажем так: проверили и, может быть, успокоятся на время.

Некоторые эксперты предлагают такие предположения оценивать осторожно. По словам Кирилла Михайлова из аналитической группы «Conflict Intelligence», запланированная боевая проверка не имеет ничего общего с продолжающейся концентрацией сил вблизи Украины.

Не верит россиянам и эксперт американской аналитической компании CNA Майкл Кофман, к которому по вопросам российского милитаризма обращаются многие мировые СМИ. По его словам, объявление об окончании проверки как раз и означает эскалацию напряженности, поскольку указывает на растущий уровень готовности российских воинских частей.

И президент Украины Владимир Зеленский, комментируя сообщения о выводе российских войск, предложил не питать чрезмерных ожиданий и напомнил, что Москва прошлой весной вывела часть армии, но позже вернула.

Тем временем в Беларуси стартовали учения «Союзная решимость-2022», которые пройдут в два этапа.

Согласно опубликованному 2-го февраля сообщению Минобороны России, российские и белорусские мотострелковыетанковыеартиллерийские, ракетные подразделения, экипажи боевых машин будут отрабатывать совместные операции на Домановском, Гожском, Обуз-Лесновском, Брест-Осиповском полигонах, а также в военных аэродромах Барановичи, Лунинец, Лида-Мачулищи.

Перечисление лишь показывает степень милитаризации учений и  белорусского государства.

До 9-го февраля воинские формирования, участвующие в учениях, будут дислоцированы по всей территории Беларуси с целью контроля важнейших государственных и военных объектов, государственных границ и воздушного пространства.

10-20 февраля будет проходить, назовем так, активный этап подготовки, когда задачей подразделений будет нейтрализация внешней агрессии, терроризма и отстаивание интересов Союзного государства.

20-го февраля подходит к концу Пекинская Олимпиада, хочешь не хочешь нельзя полностью игнорировать 2008-й год, когда русские напали на Грузию тоже после начала пекинской (правда, летней) Олимпиады в августе.

Госсекретарь США Энтони Блинкен в интервью «Свободе» (27. 01) заявил, что наблюдаемая концентрация российских военных сил на границе с Украиной с юга, востока и севера превосходит все, что было после агрессии 2014-го года против этой страны.

Америке известны планы Москвы удвоить свои силы в очень короткие сроки, как и дестабилизировать Украину изнутри.

Исходя из этого и не только, Вашингтон в тесном сотрудничестве с союзниками должен быть готов к любому сценарию развития событий. Когда главный вопрос в том, какой путь выберет российский президент, дипломатическое сотрудничество в вопросе укрепления коллективной безопасности или возобновит агрессию против Украины.

И когда ответить может только он сам, а В. Путин любит представить как можно больше вариантов дальнейших действий (очень часто на грани или за гранью суматохи).

О мозаиках информации и наборах возможностей.

Журнал «The New Yorker» в ноябрьской статье  2014-го года о бывшем канцлере Германии Ангеле Меркель напомнил, как 6-го июня 2014-го года в Нормандии на первой встрече после агрессии против Украины, А. Меркель жестко говорила с В.Путиным, но также была готова к диалогу, пыталась понять логику российского президента. По ее словам, каждый раз, когда она это делала, удивлялась, сколько разных подходов можно иметь к вопросу, который ей казался совершенно понятным.

 

По словам Э. Блинкена, Америка готова к обоим вариантам. Это было бы уместно.

Довольно забавный (насколько это возможно) сюжет. Полковник Леонид Ивашов, российский генерал запаса, известный своими советскими и национал-патриотическими взглядами, выступил 31-го января с неожиданной риторикой в ​​качестве лидера «Всероссийского офицерского собрания», от имени организации распространил доклад, в котором Кремль и лично В. Путин прямо обвиняются в эскалации войны против Украины, которая с 1991-го года является независимым государством и имеет право на суверенную политику.

Поэтому российские офицеры требуют отказа от преступной политики провоцирования войны и отставки президента России, не больше и не меньше. Кремлевским хозяевам должно было ненадолго перехватить дыхание.

Или демарш можно рассматривать как часть пропагандистской стратегии Кремля – на тему злого (Кремль) и доброго (российские офицеры) полицейского.

Однако не следует переоценивать творческий потенциал российского правящего класса, тем более не следует демонизировать. Не исключено, что демарш генерал-полковника запаса –непредвиденный случай, «черная лебедь» для Кремля.

Несмотря ни на что, в макабрском наборе известий возможна и весьма умеренно оптимистичная мораль, что мы имеем дело не с предчувствием войны, а с военными играми.

Однако есть надежда (хотя и небольшая), что военный нарратив последних месяцев превращается в очередной международный шумовой трек, продолжение «мировой (четвертой) словесной войны», тем более, что нервный 21 век уже предлагал не одну тему конфронтации (чего стоят баталии из-за COVID- 19…).

Несмотря на то, что шум очень угрожающий, шум шумом и останется, в конечном итоге он будет «поглощен» глобальным общественным пространством.

Особенно когда непосредственные участники процесса украинцы демонстрируют удивительную хладнокровность.

6-го февраля министр обороны Украины Алексей Резников не впервые заявил, что военное руководство его страны располагает всей информацией о передвижении российских войск вблизи Украины. Несмотря на множество прогнозов в международной публичной сфере, долг военных – просчитать все возможные, также наихудшие сценарии, что и делается.

Итак, украинские военные констатируют – в нынешних условиях вероятность эскалации реальной войны по-прежнему оценивается как низкая.

Арунас Спраунюс

 

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online