Война США и Китая… «Кремль, ты на чьей стороне?»

Были времена, когда историю писали мы. Мы писали вместе с другими странами Центральной Европы. Наши действия закончились тем, что мы вышли из этого советского маразма, подтвердив, что мировой порядок должен определяться демократией и многими другими вещами, связанными с ней. У нас было несколько целей, некоторые из них мы достигли – стали Западом, но некоторые так и остались мечтами. Одна из этих мечтаний – это трансформация России из агрессивной диктатуры в мирную республику. Россия не стала ни демократической, ни миролюбивой, поэтому для нас она остается проблемой. Думаем, что мы не закончим главу европейской истории, пока эта страна останется такой, какая она есть. Мы не хотим придавать ей глобальное значение, но понимаем, что игнорировать ее было бы очень опасно.

Однако сегодня Россия не является центром мировой политики. Факт в том, что важнейшие абзацы истории пишутся в Тихом и Индийском океанах. Конфронтация между США и Китаем находится на первом месте в списке политических проблем. Россия становится своеобразной «третьей» страной, отнюдь не самой важной в поисках глобальных решений.

Для нас – европейцев – уставших от многолетней холодной войны, стать спокойной «золотой» провинцией мира не так уж и плохо, но для России перспектива провинции мира – радости не вызывает. Россия должна быть великим государством, иначе это уже не та Россия, к которой она привыкла и какой пытается казаться миру.

Поэтому возникает закономерный вопрос: где место России в контексте американо-китайских отношений?  Интересно, что ответить на этот вопрос сложно не потому, что у нас нет разведывательной информации о том, как определилась Москва. Дело в том, что Москва еще не определилась и не знает, определится ли она сама, независимо от ситуации.

Сегодня в головах политологов крутятся несколько версий того, куда могут повернуть россияне. Одна из гипотез состоит в том, что Россия, чья политическая мания состоит в том, чтобы во что бы то ни стало вернуть статус великой державы, выберет тот вариант, при котором она будет не «младшим братом» той или иной стороны, а независимым политическим деятелем. Другая гипотеза состоит в том, что России будет слишком сложно решиться стать союзником американцев и, естественно, она будет на стороне Китая. Третья гипотеза гласит, что ни американцам, ни китайцам не удастся создать мир диполя, как это было во время холодной войны.  Большое количество влиятельных стран выберут некий нейтралитет, нежелание участвовать в конфликте великих, Россия будет именно в этой группе и даже может стать для нее своего рода вдохновительницей.

Каковы на самом деле возможности того или иного сценария?

Действительно, есть много аргументов, чтобы можно было утверждать, что русские окажутся на китайской стороне. Даже генеральный секретарь НАТО недавно выразил мнение, что именно так и будет. Однако, вспоминая всю историю российско-китайских отношений, следует признать, что не все так просто.

В отношениях между двумя странами царило недоверие. Был даже вооруженный конфликт. Не секрет, что Коммунистическая партия СССР хотела рассматривать своих китайских коллег как более молодых и менее продвинутых коммунистов, но коммунисты Мао этого как раз не хотели.  Сегодня Китай – это страна в десять раз больше, и, несмотря на все проблемы Китая, выглядит более развитым в экономическом и демографическом плане. Таким образом, формально Россия могла бы сыграть небольшую роль относительно «младшего», за исключением одного фактора – ядерного оружия. Если Китай диспонировал бы ядерным потенциалом России, сегодня он чувствовал бы себя действительно выше Соединенных Штатов. Ядерное оружие, вероятно, последнее, что позволяет России требовать от других, чтобы они считали  ее великой.

Китаю, действительно, незачем ссориться с Россией, особенно если ресурсы России предназначены для того, чтобы «прокормить» Китай, а не Европу. Однако сегодня никто не согласится с тем, что русские могут править миром. Между Россией и Китаем действует Договор о дружбе и сотрудничестве, который был заключен еще в 2001-ом году (недавно продлен на пять лет). Однако Китай не признает аннексию Крыма, независимость Абхазии и Южной Осетии, яростно конкурирует с Россией в Средней Азии и начинает квестионировать договоры более чем вековой давности, по которым России достались пространства Сибири и так называемый Дальний Восток.

Ясно, что США совсем не хотят сближения России и Китая, поэтому втыкать в их отношения всевозможные клинья и есть американское оружие. Сегодня Соединенные Штаты (пока неофициально) стремятся начать отдельные переговоры с Китаем по контролю над вооружениями, своеобразно «минуя» Россию. В «детстве» НАТО говорили, что задачей альянса в Европе является: «Аmerica – in, Russia – out, Germany – down». Теперь в Азии было бы хорошо «America – in, China – out, Russia – down», это значит, что лучший способ нейтрализовать русских – сделать их политически и физически незначительными.

США также стремится к тому, чтобы Россия не завела настоящих друзей среди стран Южной Азии. России нет в Индийском и Тихом океанах и не будет, потому что она несильная. Было бы хорошо, если бы Индия, дальний друг России, стала близким другом Америки, чтобы какой-то Иран слишком не приблизился бы к Москве. Пока что это неплохо получается, хотя точки над «i» еще не расставлены. У Индии есть свои «счеты» с Китаем, и в прошлом у нее были дружеские отношения с Россией. Так что ее выбор тоже труден. Не следует забывать и о таких странах, как Турция или Украина. Их решения также важны не только для американцев, но и для россиян. В этой геополитической деменсии ситуация развивается с изменчивым успехом, и ее конец пока только в мечтах ученых-геополитиков.

В конфронтации США и Китая важен европейский фактор (точнее, фактор Евросоюза). По сей день коллектив ЕС все никак не может сказать, что Европа является естественным союзником Америки – речь идет о странных отношениях с Китаем, который по воле европейцев в то же время должен быть и стратегическим партнером, и системной угрозой. В условиях тотального мира какая-то подобная фантазия возможна, но мир не является тотальным миром, как раз наоборот.

В Европе, впрочем, нет недостатка в разговорах о так называемой стратегической автономии – о каком-то отдельном особом европейском пути или месте в мире. Если бы это было более определено, можно было бы мечтать о каком-то геополитическом треугольнике, углами которого являются Соединенные Штаты, Китай и ЕС, которых объединяет и разделяет одно и то же, желание общаться и потребность … конфронтировать. В этой геометрии нашлось бы место и для России, наличие которой превратило бы треугольник в такой пространственный тетраэдр. Европа до сих пор считает, что без России и Китая она не может … но, может быть, наоборот – это Россия не может без Европы? Может ли «нейтральная» Россия сблизиться с ЕС … чтобы удовлетворить стремления ЕС к «нейтралитету»? Это было бы странно, хотя … интересно. Но если ЕС сделает свой выбор в пользу Америки (что было бы логично), Россия останется одна и все слабее.

А все же можно ли заманить Россию в какой-то антикитайский альянс? AUKUS? Превратившийся в AUKURUS? Ведь это не антироссийский альянс по определению. Так или иначе, Россия становится проблемой для всех – Америки, Китая, европейцев и Азии. И снова возникает старый вопрос, действительно ли это государство является геополитическим позором, такой болезнью мировой политики, которой мы заболели много веков назад и не вылечились.

А вместо post scriptum напоминание о том, что войны не обязательно выигрывают те, кто кажутся сильнейшими. Пример Афганистана показывает, что в американо-китайских отношениях нельзя недооценивать ни “третьи” меньшие страны, ни какие-либо движения Талибана. Талибан не с Китаем. Или с Китаем? А может с Россией? Это тоже вопрос не просто так.

Эгидиюс Варейкис

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online