G-6Z6YWBKSCF

В шаге от нового Чернобыля? Что происходит на Запорожской АЭС и есть ли опасность новой атомной катастрофы

О взрывах на украинских атомных станциях заговорили с конца февраля, когда российские войска зашли на территорию Чернобыльской АЭС, а затем и на Запорожскую АЭС (ЗАЭС), которую армия РФ оккупировала в начале марта. Сейчас над ЗАЭС летают баллистические ракеты, происходит обстрел площадки перед станцией. Поясняем, насколько велика угроза утечек радиационного топлива и почему атомную станцию тяжело присоединить к российской электрической сети.

 

Российская армия уделяет ЗАЭС особенное внимание. В первую очередь атомная станция для солдат из России это военная база. Петр Котин, глава украинского «Энергоатома», говорит, что Запорожская АЭС находится в оккупации с 4 марта. При этом непосредственно на территории станции дислоцирована тяжелая военная техника до 50 единиц техники и около полтысячи солдат.

Тем самым, россияне используют площадку АЭС в качестве военного плацдарма. К примеру, 9 августа с территории ЗАЭС был произведен ракетный обстрел войсками РФ Никопольского района Днепропетровской области, говорит глава Офиса президента Андрей Ермак. Также россияне устраивают провокации и самой станции, скажем, 5 августа, они совершили ее обстрел из оккупированного Энергодара. Тогда три «прилета» были зафиксированы возле промышленной площадки ЗАЭС.

Котин поясняет, что на атомной станции много ядерного материала, поэтому русские думают, что никто не будет их атаковать непосредственно на территории АЭС. На данный момент станция работает на энергосистему Украины, но не на полную мощность, так как повреждены многие линии вокруг станции. Персонал также украинский, хотя присутствуют работники «Росатома», задача которых наблюдать за военными. Российские оккупанты полностью контролируют безопасность на станции: доступ персонала к рабочим местам, на станцию.

Глава «Энергоатома» поясняет, что опасность утечки радиоактивного топлива сохранится до конца войны. А вот степень поражения станции зависит от того, куда попадет ракета или снаряд. На ЗАЭС много ядерного материала, ведь она состоит из шести энергоблоков, загруженных ядерным топливом, что делает ее самой большой атомной станцией не только в Украине, но и в Европе. Помимо этого, на территории станции есть шесть приреакторных бассейнов, почти заполненных отработанным ядерным топливом. Они стоят у реакторов, непосредственно у самих блоков. Кроме того, на ЗАЭС есть еще один ядерный объект – хранилище отработанного ядерного топлива, которое стоит прямо на площадке под открытым небом. Это 174 бетонных контейнера сухого хранения уже отработанного ядерного топлива.

Цикл работы топлива таков: свежее заходит на станцию, затем около 4-х лет работает в реакторе. После этого топливо перемещают в приреакторные бассейны на 3−5 лет, пока оно не охладится достаточно, чтобы можно было поднять из воды и поставить на воздух, где оно в бетонных контейнерах стоит на площадке хранения отработанного ядерного топлива. То есть это хранилище – тоже обособленная ядерная установка.

Котин говорит, что ядерное топливо отработано, но все равно очень опасно. Он рассказывает, что когда на станцию завозится свежее топливо, то оно совсем не активно. Процесс начинается, когда ядерный материал попадает в реактор и возникает ядерная реакция. Тогда топливо нагревается и постоянно получаются нитроны, альфа-частицы, гамма-частицы, излучение, – ядерное топливо становится очень активным материалом. Поэтому его хранят в особых контейнерах сотни лет, пока оно не распадается.

«На Чернобыльской АЭС ситуация такая же. Когда произошел взрыв, активный материал выпал на крышу. Была ситуация, когда солдаты там работали, но находиться на крыше можно было не дольше 30 секунд, потому что человек получает облучение. Солдат подбегал, клещами брал этот материал, сбрасывал вниз с крыши и убегал. Все зависит только от того, сколько этого материала освободится», – рассказывает Котин.

Немного другая ситуация может возникнуть, если ракета попадет в реакторное отделение, пробьет барьеры (бетон, металлическая облицовка) и попадет в реактор или в бассейн ядерного топлива, – нарушится целостность и ядерный материал будет выходить и распространяться. Однако, одна ракета не пробьет обшивку, а вот 2−3 могут повредить оболочку и высвободить ядерное топливо.

«Если в реакторе пробьют крышку и ударят по ядерному материалу в центре, то его также разбрасывает, как и в Чернобыле. Если ракета попадет в 1−2 тепловыделяющие кассеты (ТВК), поступившие на АЭС с завода-изготовителя, то тогда это будут гораздо меньшие последствия. А если попадет в место хранения – в контейнеры, бетон и металлическую корзину, где и находятся отработанные топливные элементы и ракете удастся добраться до самого топлива, то будет утечка по территории – радиационная авария», – поясняет главный атомщик Украины.

О том, что существует опасность выбросов, заявляет и генеральный директор МАГАТЭ Рафаэль Мариано Гросси. Так вышеупомянутый российский обстрел 5 августа вблизи сухого хранилища отработанного ядерного топлива на Запорожской АЭС повредил внешнюю систему электроснабжения станции, стены, крышу и окна в зоне хранилища отработанного ядерного топлива и кабели связи. Именно эти кабели являются частью системы радиационного контроля, что может повлиять на работу трех датчиков, обнаруживающих утечку радиации. То есть, можно сказать станция могла «ослепнуть», и работники могли бы не заметить распространении радиоактивного материала.

Помимо этого, получил ранение украинский охранник ЗАЭС. К слову, тот же Котин рассказывает, что российские оккупанты издеваются над украинским персоналом. Например, водолаз Андрей Гончарук, работавший на станции, был замучен до смерти и умер после содержания в застенках. Его доставили в больницу, а через два часа мужчина умер от избиения. К Сергею Швецу, ремонтнику ЗАЭС, ворвались в квартиру и там расстреляли автоматной очередью: 5 пуль вошло в тело, но он выжил после этого. По данным Котина около 100 работник станции захватили, пытают и издеваются над ними.

«Некоторые люди выходят через 2−3 дня, но выходят уже с поломанной психикой. От них фактически требуют, чтобы они признали «русский мир», на камеру сказали что-нибудь для российской пропаганды», – говорит глава «Энергоатома».

Нужно понимать, что одновременно Россия начала реализовывать план по подключению ЗАЭС к российской энергосистеме и отключению ее от украинской. Но технически это не так просто сделать. Дело в том, что нужно восстановить работу электролиний подстанции Каховской и из подстанции Мелитополя, поврежденных в 2014–2015 годах, которые соединяли Крым с территориальной Украиной.

Но основной вопрос – это несовпадение технических характеристик электросети Украины и России. Так украинские электросети подключены к европейской энергосистеме (ENTSO-E), которая работает на частоте 50 Гц. Но такая система не синхронизирована с Россией, которая тоже работает на этой частоте.

«Объясню: две синусоиды 50 Гц, не совпадающие по пикам. Когда у нас пик, у них минимум и наоборот. Процесс, когда они совпадают, называется синхронизацией. Мы (Украина) синхронизировались с Европой и отсоединились от России в начале войны», – говорит Котин.

Тем не менее на данный момент россияне активно пытаются обойти эту проблему. Так персонал «Росатома» передал на станцию специальную программу по переподключению ЗАЭС в Крым. Для этого сначала российским специалистам необходимо полностью отключить от электричества весь юг Украины – оккупированные части Херсонской и Запорожской областей. Затем им нужно запитать оккупированные области от подстанции в Джанкое, постепенно доходят до Каховской подстанции, а после и непосредственно и к ЗАЭС. Котин говорит, что после указанных процедур уже будет невозможно подключить эту АЭС к украинской энергосистеме, она останется на российской частоте.

Вместе с тем допускается, что украинские военные могут перебить линии передач на Запорожской АЭС, если российские оккупанты «отрубят» ЗАЭС от украинской энергосистемы, тем самым помешают планам Кремля по присвоению атомной станции.

Autorius:
Voras.online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

3 комментария
Autorius: Voras.online