G-6Z6YWBKSCF

Маневры с дальним прицелом

Украина снова оказалась в центре внимания мировых медиа и дипломатических кругов. Причина известна – повышенная концентрация российских войск у границ Украины, на которую после 2014 года вряд ли кто-то станет реагировать спокойно.  Такая масштабная проблема континентального масштаба стоит того, чтобы разобрать ее на составляющие.

Хронология. В начале ноября западные медиа (Washington Post, Politico, Bloomberg) сообщили о сосредоточении российских войск неподалеку украинских границ. В Киеве сначала называли эти материалы дезинформацией, но с третьей декады ноября сменили тональность заявлений: официальные украинские лица заявляют, что у них нет принципиальных расхождений с американцами в оценке угрозы со стороны России. Вряд ли повлияла подписанная 10 ноября министром иностранных дел Дмитрием Кулебой и госсекретарем США Энтони Блинкеном обновленная Хартия стратегического партнерства. Скорее, дело в другом: и Кулебу, и главу президентского офиса Андрея Ермака, и министра обороны Алексея Резникова проинформировали в США, где они побывали в ноябре, о реальности российской угрозы.

Численность сил агрессора. По понятным причинам, определить ее довольно непросто, поскольку Россия проводит масштабные передвижения сил («Запад-2021» был упомянут даже Владимиром Путиным), а размеры военного бюджета позволяют ей перебрасывать живую силу и технику даже из-за Урала в европейскую часть РФ. Однако стоит отметить, что уровень концентрации российских войск у границ Украины весной текущего года был выше, чем на финише 2021 года, когда их численность не превышает 100 тысяч. Это внушительная группировка, хорошо заметная для разведки, но ее недостаточно для эффективного вторжения в Украину. К тому же ситуация отличается от 2014 года, когда захват Крыма и разжигание войны на Донбассе были обусловлены эффектом внезапности.

Реакция Запада. Американские медиа начали писать о сосредоточении российских войск у украинских границ с начала ноября, ближе к концу месяца эстафету подхватили европейские телекомпании и газеты. Возможная война, разворачивающаяся практически в прямом эфире – тема, которая привлекает внимание обывателей. Однако реакция звучит и на официальном уровне. К примеру, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг отметил, что хотя гарантии безопасности Альянса не распространяются на Украину, НАТО будет помогать ей реализовывать право на оборону. По понятным причинам, опустив подробности. Обеспокоенность происходящим Вашингтона выразилась в обеспечении постоянного военно-морского присутствия в Черном море, которое заметно раздражает Кремль. Госсекретарь Энтони Блинкен подчеркнул, что в случае агрессии России США используют экономические инструменты, которые ранее не применяли. Германия сегодня больше занята запуском коалиции «Светофор» и судьбой NordStream2, Франция постепенно втягивается в президентскую кампанию, которая пройдет весной 2022 года. Свою поддержку Украине высказала Польша, у которой на границах неспокойно из-за нашествия мигрантов.  В целом Запад реагирует без излишней эмоциональноси, но не оставляет сомнений в том, что вмешается в случае вторжения России. Это очевидно, как и то, что непосредственно войска НАТО не высадятся для защиты Украины в случае начала военного конфликта.

Поведение Украины.  Президент Владимир Зеленский, в руках которого сосредоточена полнота власти, утверждает, что украинская армия готова к отражению возможной агрессии. Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба подчеркивает необходимость сдерживания России тремя способами – политическими заявлениями, экономическими санкциями и поставками вооружений Украине. Дипломатические контакты официального Киева активны, но публичных сообщений о поставках вооружения нет с октября (тогда США поставили партию вооружения и амуниции на 60 миллионов долларов). Кулеба недавно подчеркнул: «Оружие любит тишину». Начальник Главного управления разведки Министерства обороны Кирилл Буданов заявил, что российское вторжение возможно в январе–феврале 2022 года и может происходить по нескольким направлениям.

При этом необходимо понимать, что России не по зубам установить полный контроль над Украиной, независимо от реакции мирового сообщества, а Вооруженные Силы Украины воюют уже восьмой год и располагают немалым опытом. Недавно на одном из полигонов было продемонстрировано использование БПЛА Bayraktar и ПТРК Javelin  — самых известных на сегодня образцов вооружения, которые может использовать украинская армия.

Внутриполитические факторы. В конце ноября Владимир Зеленский заявил о подготовке государственного переворота, к которому якобы причастен самый богатый гражданин Украины Ринат Ахметов. Отмечу, что Ахметов традиционно выстраивает отношения с любой украинской властью, но принятие закона об олигархах сделало информационную политику принадлежащих ему (и довольно популярных) телеканалов недружественной по отношению к Зеленскому. Расследование возможного переворота ведет СБУ, но пока без особых результатов, если не считать таковым замену руководителя контрразведки.  Популярность Зеленского на экваторе президентской каденции вызывает противоречивые чувства: он все еще самый популярный политик страны, но у трех четвертей сограждан есть более подходящие кандидаты.

Дополнительные факторы. Кремль отработал действия по дегуманизации украинцев еще в 2014 году на Донбассе, с помощью «распятого мальчика». Поэтому продвижение в информационном пространстве темы «ребенка, убитого с украинского беспилотника», как и появление «военокоров» на территории ОРДЛО выглядели предвестниками возможного вторжения. Остроту вопроса тогда снял телефонный разговор Джозефа Байдена и Владимира Путина.

Отмечу и еще один факт: в Германии затормозился ввод в эксплуатацию газопровода NordStream2, построенного за средства «Газпрома». Более 10 миллиардов евро российская энергетическая монополия потратила на прокладку второй очереди газопровода, которым может в значительной мере удовлетворять энергетические потребности Германии, не обращая внимания на страны-транзитеры. Новый состав правящей коалиции в ФРГ вывел NordStream2 из коалиционного соглашения, но вряд ли согласится на его запуск в случае широкомасштабного вторжения России в Украину.

Кризис с мигрантами на границе Литвы и Польши – далеко не инициатива самого Александра Лукашенко, активно раздающего интервью и обещания. За давлением с помощью тысяч людей на Европейский Союз стоит Кремль, и отказ увидеть его – серьезный провал политики ЕС по отношению к России. Хотя острота проблемы стала меньше, говорить о полном разрешении кризиса рано.

Кремлевский интерес. Логика Кремля становится все более понятной. За несколько последних месяцев из России прозвучало несколько информационных сигналов. Статья Владимира Путина о том, что россияне и украинцы – один народ. Мнение Дмитрия Медведева (как-никак, бывший президент России), что с украинским руководством нельзя иметь ничего общего. Несколько публичных заявлений секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева в ястребиной тональности по отношению к Западу и Украине. Озвученное идеологом «суверенной демократии» Владиславом Сурковым обещание, что Россия будет расширяться.

Буквально 1 декабря Путин заявил, что Россия хочет гарантий нерасширения НАТО на восток, поскольку устные обещания в этом вопросе не срабатывают.  Миф о подобных обещаниях, якобы данных Михаилу Горбачеву в процессе объединения Германии, Кремль использует и сегодня. Путин фактически формирует повестку дня для переговоров с Джозефом Байденом, которые могут пройти в начале 2022 года. Возможность развернуть в собственных интересах «украинский вопрос», подмять под себя Украину для России крайне важна, поскольку если США и НАТО проявят слабость, то Кремль получит выход на Балто-Черноморское пространство. Выдвинутые Россией условия могут поставить под угрозу ряд других государств, а присоединение Беларуси при таком раскладе можно называть свершившимся фактом. Путин словно разыгрывает новую версию Мюнхена-1938, сам при этом играя роль Гитлера. Странно, что на Западе не видят этой аналогии.

Евген МАГДА

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online