Матрешка для Байдена

Двухчасовое общение Джозефа Байдена и Владимира Путина в режиме видеоконференции вызвало немало комментариев и оценок в мировых медиа. Постараюсь коснуться моментов, которые не лежат на поверхности.

По сути президенты США и России общались уже второй раз за год. Оба раза – благодаря провокационным действиям Кремля, который на этот раз не только играл мускулами на украинских границах, но и был вдохновителем миграционного кризиса на границе Беларуси с ее западными соседями. (Нежелание многих лидеров ЕС признавать этот факт заметно вдохновляет Путина).

Украина впервые за несколько лет стала главной темой обсуждения лидеров ядерных государств, есть основания полагать, что украинскому вопросу была отдана львиная доля времени в переговорах Байдена и Путина. Напомню, что российский президент сделал публичную заявку на получение письменных гарантий от Запада о нерасширении НАТО на восток (читай – гарантии невступления Украины в Альянс). Стоит напомнить, что в 2014 году, во время неожиданной для многих агрессии России, оккупации Крыма и разжигания войны на Донбассе Украина была внеблоковым государством, но это не спасло ее от российской агрессии. Выдвинутые Кремлем претензии (после разговора Байдена с Путиным МИД России потребовал отозвать приглашение в Альянс, которое Грузия и Украина получили в 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте) являются не просто капризом. Россия стремится добиться отказа Запада от Украины, являющейся крупнейшим по территории и при этом одним из самых бедных государств Европы. Очевидно, что превращение Украины в серую зону сделает вопрос осуществления Россией попытки ее полного подчинения делом времени.

В России хорошо изучили особенности политики Запада, и готовы использовать их в собственных интересах. Путин (как и лидер Китая Си Цзиньпин) не зависят от результатов выборов, и полагает, что способен пересидеть любого неприятного визави. Собственно, это уже произошло с Франсуа Олландом и Ангелой Меркель. С Джозефом Байденом ситуация несколько иная: США и Россия продолжают во многом парадигму холодной войны, особенно в последние годы, когда действия Кремля стали более агрессивными. Выработанная за десятки лет после завершения Второй мировой войны модель поведения далека от идиллии, однако признана в Москве и Вашингтоне рабочей.

Отсюда стремление Байдена заручиться поддержкой европейских союзников накануне и после разговора с Путиным. Вот только создание структуры, которая будет обсуждать вопросы безопасности с Россией (включая расширения НАТО) выглядит нелогичным. Во-первых, отношения России с НАТО на нулевой отметке, и двигаться стоит согласованно, а не по отдельности. Во-вторых, привлечение к диалогу с Россией только стран Старой Европы, где сильно российское влияние, уже вызвало обеспокоенность «Бухарестской девятки», с которой Байден поговорил между Путиным и Зеленским. Сомневаюсь, что Польша, Румыния, страны Балтии успокоились и будут безропотно ждать нового тура общения российского и американского президентов, анонсированного Кремлем.

Кстати, о Зеленском. Его разговор с Джозефом Байденом остается скудно отображенным в украинском информационном пространстве. Объяснения главы офиса президента Украины Андрея Ермака выглядят как примитивная пропаганда, которую пытаются усилить сотрудники ОПУ. Сам Зеленский в интервью телеканалу «1+1» заговорил о возможности всеукраинского референдума, который в нынешней ситуации выглядит, мягко говоря, неуместным. Украинскому президенту впору искать точки опоры внутри страны, чтобы сопротивляться вполне осязаемому давлению давних врагов и заклятых друзей, объединенных стремлением полагаться на принципы realpolitik.

Джозеф Байден подчеркнул, что американские войска не будут отправлены в Украину (для этого нет никаких правовых оснований), но в случае агрессии России (здесь точнее говорить об ее возможном расширении) США используют экономические санкции, которые не стали применять в 2014 году. Тогда, напомню, Байден был вице-президентом. И дело не только в пресловутом отключении от системы платежей SWIFT, объемы размещенных на Западе российских активов делают Кремль куда более уязвимым. Конечно, при наличии у США и их партнеров политической воли.

Здесь, пожалуй, стоит вспомнить два важных момента. Джозеф Байден до избрания президентом неоднократно бывал в Украине, фактически курировал отношения с ней в администрации Обамы после 2014 года. И это делает его в глазах украинских политиков едва ли не главным специалистом по Украине. Месяц назад главы внешнеполитических ведомств Украины и США подписали в Вашингтоне обновленную Хартию стратегического партнерства – рамочный документ, который фактически таранит своими действиями Кремль. Отмечу, что Крымская декларация Майка Помпео не вызывала у России подобной настойчивости.

Байдену необходимо понять, что Путин предлагает ему матрешку – деревянную фигурку, внутри которой скрываются другие, меньшего размера. Кремль не станет полностью раскрывать свои планы перед Белым домом, но будет использовать любые проявления его слабости, чтобы продвигать свои интересы. Украина – изначально высокая ставка, с которой Путин попытается сыграть, чтобы получить стратегическое преимущество. Он хорошо чувствует и слабость украинского руководства, и нежелание Запада воевать, но вряд ли способен игнорировать готовность миллионов украинцев сопротивляться. Этот фактор должны учитывать и США, конечно, если нынешняя властная команда намерена сохранить свои позиции в ближайшее время. Джозеф Байден, напомню, заявил, что намерен баллотироваться и на президентских выборах 2024 года.

Евген МАГДА

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online