G-6Z6YWBKSCF

Неслучайный ренессанс КГБ именно в Беларуси

Об историко-ментальных истоках советского Комитета Государственной Безопасности (КГБ)

Польский дворянин, профессиональный революционер, основатель Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) 20-го декабря 1917-го года и руководитель до 1922-го года, следовательно первый чекист и родоначальник большевистского терроризма Феликс Дзержинский сразу после создания этой силовой структуры начал сеять страх по всей России.

С декабря 1918-го года ВЧК проводила политику «красного террора», одобренную Владимиром Ульяновым-Лениным, которую известный чекист Мартиньш Лацис в журнале «Красный террор»  в ноябре 1918-го года характеризовал следующим образом: «Мы уже не боримся против отдельных личностей, мы уничтожаем буржуазию как класс (…) В этом смысл и суть Красного террора».

ВЧК была призвана не вершить правосудие, а уничтожать врагов, и, «благодаря» ее деятельности, в стране началась «эпоха» беззакония. Учрежденные революционные трибуналы заменяли судебных следователей, надзор прокуратуры, адвокатуру и руководствовались не доказательствами, а революционной интуицией – если председатель трибунала решил, что перед ним враг, значит так и есть.

В начале 1922-х годов Ф. Дзержинский, отправленный в Сибирь, чтобы отбирать хлеб у крестьян, делал это особенно варварски, с отказавшимися отдавать дань он обращался как с преступниками. ВЧК также цинично терроризировала и Православную церковь, верующих.

Даже наиболее проницательные большевистские лидеры молились не вскрывать мощи одного из самых почитаемых православных святых Сергия Радонежского из Троицкого монастыря Сергиевой Лавры после того, как 1-го февраля 1919-го года большевистское правительство приняло соответствующее решение по вопросу об атеистической пропаганде. Чекисты выполнили приказ без скрупулов, грубо, что для русских верующих было равносильно духовной диверсии.

Естественная смерть спасла Ф. Дзержинского (разрыв сердца 20-го июля 1926 г.), советский режим, вероятно, ликвидировал бы главу ВЧК, как и многих вождей силовых структур.

Нынешняя Федеральная служба безопасности Российской Федерации (ФСБ) является преемницей функций КГБ, организационно-ментального наследника ВЧК.

О силе КГБистского менталитета. По словам Стивена Бланка, эксперта Исследовательского института внешней политики Филадельфии, одна из основных проблем, с которой до сих пор сталкивается Запад, заключается в том, что ядро ​​правящего класса России (начиная, безусловно, с президента) составляют те, которые лет 40 тому назад окончили школы КГБ со сформированным там мировоззрением, основу которого составляют доктрины советских лидеров Леонида Брежнева и даже Иосифа Сталина.

Нынешние правящие России эту систему не только внедряют в контексте уже XXI века, но также все больше и больше верят в собственную ложь.

И по мнению российского политолога Валерия Соловья, стратегию России определяют люди, которые обрели основы политической культуры в основном в силовых структурах, потому что им принадлежат почти все – не только выходец из КГБ Владимир Путин, но и очень влиятельный Н. Патрушев, глава Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин,  директор Федеральной службы безопасности Российской Федерации Александр Бортников. И так далее.

По словам болгарского публициста Момчила Дойчева, его страну следует рассматривать как пример «государства в заключении» на основании того, что есть доказательства вербовки около 3 тысяч болгар, завербованных в 1987-1989 гг. КГБ и российской военной разведкой (ГРУ), которые до сих пор занимают важные посты в партиях, законодательных органах, в исполнительной, административной, судебной власти Болгарии, в бизнесе, банковской сфере – словом, везде.

Российский драматург Александр Гельман рассказывает, как В. Путин, перед тем, как стал президентом,  на встрече с членами Российского ПЕН-клуба 4 часа объяснял, что у КГБ, без сомнения, мрачная история, но в Комитете достаточно светлых умов и эти умы понимают происходящие перемены, не мешают им, хотя и могли бы, если их не одобряют.

Следует напомнить, что А. Гельман говорит о ситуации на рубеже ХХ и ХХI веков, когда нынешние (и геополитические) обстоятельства уже категорически иные.

Можно (по поводу деталей) дискутировать с утверждением президента Российского института экономического анализа Андрея Илларионова о том, что пока существовали так называемые гражданские (т.е. не выходцы из силовых структур) бизнес-олигархи, в России можно было говорить о чем-то похожем на оппонирование Кремлю. Как только они были ликвидированы на основе алгоритма против Михаила Ходорковского, власть окончательно перешла в руки выходцев из КГБ.

Аналогичные вещи происходили и в Беларуси, только там до гражданских олигархов дело и не дошло, а власть с самого начала попала в руки человека, который управляет страной опираясь в первую очередь на КГБ.

Будущий белорусский диктатор Александр Лукашенко служил в пограничной армии КГБ недалеко от своего родного Бреста, хотя обычной практикой в ​​советское время было отправление призывников как можно дальше. Это также можно рассматривать и как признак того, что данный конкретный призывник был связан особыми связями со структурами, которые фактически занимались распределением солдат. КГБ, безусловно, входил в короткий список таких структур.

Во время службы (первый срок в 1975-1977 гг.) он работал политруком, эта должность также прикрывалась КГБ. КГБ не оставлял таких людей после службы – заботился о них и помогал делать карьеру.

Вероятно, питомец КГБ А. Лукашенко не был и не склонен разбрасываться этим советским наследием, в связи с чем следует вспомнить, что в 1946-ом году была создана (сначала во Львове) Минская школа КГБ (впоследствии высшие курсы КГБ при Совете Министров СССР), которая вместе с высшей школой КГБ им. Ф. Дзержинского долгие годы была одной из двух кузниц кадров КГБ во всем Советском Союзе.

 

Также можно говорить и о диалектической связи традиции — если бы в Минске не было кузницы кадров КГБ, которая существовала десятилетиями, белорусы может быть и не «получили бы» чуть ли не самого стабильного диктатора на постсоветском пространстве. И наоборот – присутствие кузницы кадров КГБ, имеющей глубокие традиции, безусловно, сильно помогло и помогает восхождению А. Лукашенко.

Уточнение, чем белорусская версия КГБ отличается от «коренной традиции» в России. Текущие дела достаточно убедительно показывают, что белорусский КГБ начинает там, где кончают выходцы из российского КГБ, точнее, были вынуждены остановиться перед новым этапом деятельности (репрессий).

Кроме того, Кремлю, в котором доминируют выходцы из силовых структур (но не только из КГБ), удобно иметь под рукой пусть атавистический, но по сути хищнический режим А.Лукашенко в качестве геополитической «боевой собаки», которая первым опробовала бы хищнические методы как внутри, так и за пределами своей страны.

Ведь В. Путин использовал опыт разгона протестов последних лет А. Лукашенко – в Москве «работали» взятые из провинции офицеры, центр города был отделен металлическими перегородками, а за его периметром наблюдали наглухо экипированные «космонавты». Невесело шутили – будто Москва оккупирована.

Некоторые факты о деятельности белорусского КГБ, тем не менее, были обнародованы (несмотря на желание остаться «за кадром»).

Лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская 21-го декабря направила письмо генеральному директору Google с просьбой обратить внимание на злоупотребления белорусского КГБ в YouTube. Политик представила более 40 случаев допросов и признаний вины политзаключенных, снятых и выложенных в YouTube белорусскими чекистами.

Известно о брутальных методах допроса и пыток, применяемых белорусским КГБ, в связи с чем С.Тихановская обратила внимание на то, что принудительное выбивание признаний нарушает Конвенцию ООН против пыток.

Каран Бхатиа, вице-президент компании Google, который отреагировал на высказывание политика, сказал, что корпорация удалила упомянутые рекламные видеоролики, а также аккаунты, в которых они были размещены.  Но белорусские КГБисты все же успели порекламировать свои методы.

Олег Галегов, бывший диспетчер минского аэропорта, улетевший летом 8-го декабря в Польшу, журналистам рассказал, что вынужденная посадка пассажирского самолета «Rynair» в мае в связи с арестом главного редактора бывшего оппозиционного интернет-ресурса NEXTA Романа Протасевича на самом деле была операцией КГБ.

Диспетчеру нужно было всего лишь сообщить летчикам о якобы находящейся на борту бомбе и порекомендовать изменить маршрут полета (самолет летел из Афин в Вильнюс), а позже процесс взял на себя офицер КГБ, все время находившийся в диспетчерской, который кого-то по телефону беспрерывно информировал, что и как.

В обращении к полякам 12-го ноября по случаю Дня независимости президент Анджей Дуда упомянул о тщательно спланированной гибридной атаке белорусского КГБ мигрантами против Польши и всей Европы с целью дестабилизации ситуации.

Накануне представитель спецслужб Польши Станислав Жарин написал в Twitter об обучении мигрантов, резидирующих в Минске, особенно детей, пропагандистским кампаниям, как их инструктируют, раздают лозунги и обучают местные сотрудники КГБ. «Игра эмоций продолжается», — резюмировал С. Жарин.

Даже оставшиеся в сфере влияния Кремля постсоветские республики (так же или может быть в первую очередь Россия),  в свое время избавились от аббревиатуры КГБ, но только не Беларусь.

По мнению белорусского политолога Дмитрия Болкунца, пока в последнее десятилетие прошлого века на постсоветском пространстве проходила символическая (переименование названий улиц, силовых структур и переименование др.) десоветизация, в Беларуси депутаты парламента, которые теоретически должны были это санкционировать, ничего или почти ничего не делали, так как многие из них были выходцы из коммунистической партии и избегали радикальных перемен.

В Беларуси и сейчас почти в каждом городе можно найти улицы коммунистической партии, советские улицы или памятник Владимиру Ленину, в Слониме, родном городе Д. Болкунца,  с населением около 50 тысяч человек, их даже пять. Беларусь как заповедник советского «Эдема», к сожалению.

На выставке, представленной  1-го ноября во Дворце Независимости Беларуси в Минске,  посвященной событиям в белорусской столице после фальсификации президентских выборов 7-го августа 2020 года, есть  картина, изображающая 23-ье августа, когда в Минске прошли самые массовые протесты, собравшие, по разным оценкам, от 150 тысяч до 250 тысяч человек.

На полотне – не протестующие против режима белорусы, а диктатор А. Лукашенко вместе со своим младшим сыном Николаем с автоматом Калашникова в руках в окрестностях Дворца Независимости.

Среди экспонатов выставки и сам автомат, и форма А. Лукашенко с символикой ОМОНа, флаг с надписью «За Батьку» и др.

Следует также напомнить, что в то злополучное 23-ье августа диктатор, оказывается, со всей серьезностью, значит «по-своему» торжествуя, заявил, что протестующие разбежались, как крысы. Выходит, увидев его…

1-го ноября, в День поминовения усопших, содержание репрезентированной экспозиции при любом контексте, показывает, что работать в новейшей Беларуси в направлении «шлифования» есть куда. Только в некрофильской культуре возможно сохранение таких «ретро» структур, как КГБ.

Преследуемый комитетом предприниматель в области информационных технологий Александр Кнырович, который с 2017-го года провел в тюрьме 55 месяцев и после освобождения покинул родину, в интервью «Свободе» (13.12), рассказал что во всех кабинетах КГБ, где его допрашивали, он видел портреты Ф. Дзержинского.

По словам обозревателя российского интернет-издания «EventsAndTexts» Бориса Грозовского, завершив уничтожение основанной академиком Андреем Сахаровым старейшей российской правозащитной организации «Мемориал», действовавшей 30 лет, кремлевские КГБисты совершили символический акт мести, «отомстив» за тот ужас, который лично испытали во время пеестройки 1987-1988 гг. и особенно в течение трех дней августовского путча 1991-го года, попытки реанимировать СССР – тогда на московской Лубянской площади, где находится бывший КГБ, а ныне штаб-квартира ФСБ, был снесен памятник Ф. Дзержинскому.

Тридцать лет спустя, когда русские экс-КГБисты опять диспонируют неограниченной властью, они снова везде, где только возможно, пытаются «рассчитаться», хотя, по словам Б.Грозовского, платить по окончательным счетам придется всем россиянам.

Белорусскому КГБ просто незачем кому-либо мстить, поэтому и начинает там, куда «по-отцовски» российскому КГБ пришлось вернуться после 30-летнего перерыва. Поэтому ренессанс, поэтому неслучайный.

Арунас Спраунюс

 

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online