G-6Z6YWBKSCF

Стратегическая инициатива – кому она сегодня принадлежит?

В последнее время фразу «стратегическая инициатива» можно услышать довольно часто, и по частоте употребления она начинает обгонять сильно скомпрометировавшуюся стратегическую автономию. О последней много говорили в Брюсселе, когда нужно было как-то возразить Америке, сейчас, когда появились возможности поддержать Украину больше, чем это делают американцы, разговоры о стратегической автономии поутихли. А вот стратегическая инициатива стала очень популярным ингредиентом политических речей.

Стратегическая инициатива должна быть тем, что «зажигает» всех – начиная с революции в программе продаж какой-то компании, заканчивая существенным прорывом в войнах и путеводной звездой победы. Даже не о чем спорить – победа – результат стратегической инициативы.

Начну с того, что объясню, кому нужна стратегическая инициатива и кто счастлив без нее. Великий классик китайской стратегии Сунь-Цзы еще два с половиной тысячелетия назад учил – не гордись своими способностями, а прежде всего познай стратегию противника и навязывай ему способ ведения боя, к которому он не готов … И еще (с полей текста) – если кто-то уж стал твоим серьезным врагом, то он точно не глупее тебя, потому что в противном случае это был бы… не тот уровень. Стратегическую инициативу обычно создает тот, кто заботится о том, чтобы каким-то образом изменить мир, а у кого и так все хорошо, тому, кто живет как повествуется в сказках «долго и счастливо», стратегия  не так уж и нужна. Верно?

Почему такая Россия, несмотря на все ее признаки так называемой страны третьего мира, кажется такой угрожающей? Ответ во многом в том, что у России есть своя стратегическая инициатива, к которой мы, Запад, не были и до сих пор не готовы. Такой России, какой она является сейчас, вообще не должно было быть. И не только России.

Одним из самых слабых мест во внешней политике НАТО и ЕС (назовем это так) является то, что обе организации подобны шахматистам, играющим все время только черными фигурами. НАТО декларирует, что является лишь оборонительной организацией, а значит, реагирует на чужие действия, но сама не генерирует стратегическую инициативу, пока может позволить себе жить «долго и счастливо», пока никто не нападает.

У Евросоюза нет военного «файла» вообще, т.е. войны в деятельности Евросоюза не предусмотрены, политика же неофициально называется реагированием на кризисы. Так что, подобно НАТО, мы хотим жить «долго и счастливо» и живем до тех пор, пока ничто извне не портит эту жизнь. Даже когда начинает портить жизнь, гораздо проще притвориться, что все в порядке, чем встать с дивана и начать действовать.

Вот несколько хулиганская, но поучительная теоретическая модель.

Правила дорожного движения построены по принципу: я их соблюдаю, зная, что и другие их соблюдают. Тогда все безопасно и правильно. Если хотя бы один не соблюдает, страдают все. Дорожные хулиганы, как и хулиганы международной политики, порой сами меньше страдают, больше причиняют вред другим. Поскольку мы все считаем себя умными и справедливыми, то этот хулиган, вероятно, не знает правил либо просто глуп. Поэтому необходимо поучить его или на время отобрать водительские права. Потом «исправится» и снова будет хорошо.

Итак, мы – Запад – хотели вовлечь Россию в правила, а она действует не по этим правилам, и мы в замешательстве. Хулиган определяет наше поведение (реакцию), а не наоборот, поэтому в начале любого хулиганства стратегическая инициатива принадлежит именно хулигану.

Так получилось, что мы много лет пытались убедить себя, что Россия ведет себя так из-за отсутствия разума и логики, т.е. может не понимает правил. Мы потратили много времени, пытаясь объяснить (прежде всего себе), что это «неспособный (но перспективный) ученик» и ему нужно дать новый шанс. Но правда в том, что нарушение правил (разрушение порядка) и есть настоящая естественная, заведомо продуманная российская политика, к которой мы не готовы. Честно говоря, никогда и не хотели быть готовыми. Наше слабое место в том, что мы видим мир со своего «ракурса» и даже не пытаемся понять логику и стратегию врага (называем ее просто безумием). Мы просто не рассматривали «глупых и нелогичных» устремлений России.

До недавнего времени самые распространенные тексты были о том, что думает/не думает Путин, как далеко он пойдет/не пойдет, какие тайные или бредовые мысли в его голове и как на них реагировать. Россия ведет такую войну, которая не укладывается ни в какую нашу логику и здравый смысл (убивает и разрушает то, что действительно надо беречь). Мы же были совершенно не готовы к войне, основанной не на «здравом смысле». Путин никогда не скрывал, чего хотел, вот только его желания не «вписывались» в наши стереотипы правил и здравого смысла.

Кстати, стоит отметить, что самые успешные террористические акты и преступления (включая и легендой ставшее одиннадцатое сентября) – это те, которые не поддаются логике и здравому смыслу. Победы в войнах, спорте и других делах достигаются тогда, когда берешься за то, к чему противник совершенно не готов. Надо признать, мы были не готовы к «русской» войне с окопами, линией фронта и старыми танками, которые казались нам смешными, но оказались вполне эффективными для разрушений. Не только в войне – во всех областях Россия не может выиграть конкурентные бои, но разрушать может. Это вовсе не глупо, это эффективно, и мудрец тех времен Сунь-Цзы напомнил бы нам, что так не понимать тактику врага просто стыдно.

Слеза радости в этой войне в том, что стратегическая инициатива, хоть и медленно, но переходит на нашу сторону. Дискуссий о невменяемости и болезни Путина заметно поубавилось. Мы просто должны заставить Россию действовать по нашему сценарию – не рассуждать о том, что думает тот Путин, а заставить его думать так, как мы хотим. Я говорил, что хорошие признаки есть. Каждый день происходит то, чего русские не ожидают и совершенно не знают, как это так происходит, что взрывается то, что «хранилось» очень надежно, тонет то, что должно плавать, что Москве казалось Россия навеки, может быть уже не совсем Россия.

Война на Донбассе, к сожалению, была/есть до сих пор «российская», такая, которую русские умеют воевать, такая, которую они навязали украинцам. Война в Крыму – уже украинская, уже по замыслу Киева, а не Москвы. Каждый день по сюрпризу. И очень хорошо, что никто не знает, как  так произошло. Пока не знают, можно повторить. Так что у России уже есть проблема Украины, а у нас… стратегическая инициатива. Если Украина (и все мы) хочет победить, надо сделать что-то, что не укладывается в российскую логику.

Радоваться, правда, еще рано. Существенный перелом наступит, когда не только украинцы перехитрят русских, но и все так называемое евроатлантическое сообщество стран будет иметь свою стратегическую инициативу. Когда Евросоюз и НАТО перестанут думать, что мир можно упорядочить какими-то экономическими санкциями, и решат защищать «каждый метр территории НАТО, но не более того». Иными словами, когда ЕС и НАТО действительно вступят в войну, захотят изменить мир, а не наивно надеяться, что завтра будет как позавчера.

Egidijus Vareikis

Autorius:
Voras.online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras.online