G-6Z6YWBKSCF

Херсонский фактор

Представители правящей партии России «Единая Россия» 28-го июля одними из первых покинули оккупированный украинский город Херсон после обстрела украинскими войсками Антоновского моста через реку Днепр, который считается «мостом жизни» российских оккупационных войск в столице Херсонской области. Политики от «Единой России» заявили, что больше не могут осуществлять «гуманитарную деятельность».

Пресс-центр Департамента стратегических коммуникаций и информационной безопасности при Министерстве культуры Украины указал, что россияне на самом деле занимались сбором персональных данных херсонцев в связи с организацией псевдореферендума о присоединении области к России.

Обязательный компонент геополитического пасьянса – русские отчаянно пытаются провести «референдумы» в южных областях Украины, Херсоне и Запорожье, о присоединении к России, чтобы в «случае победы» эти территории объявить Россией с возможностью защищать их всеми средствами, включая ядерное оружие.

Херсон был оккупирован российскими войсками в начале агрессии Москвы против Украины, 3-го марта. С тех пор оккупационные власти неоднократно заявляли о намерении инкорпорировать эту область в Россию. Кирилл Стремоусов, которого российская официальная пресса называет заместителем главы военно-гражданской администрации региона, еще в конце июня заявил, что «референдум» по этому вопросу запланирован на осень.

23-го июля оккупационные власти Херсонской и Запорожской областей издали указы о формировании «избирательных комиссий» для проведения референдума. Согласно документам, регламентирующим проведение «референдума» в Херсоне, захваченным Службой безопасности Украины (СБУ) 1-го августа, основную организационную нагрузку должна взять на себя прокремлевская организация «Волонтеры за Россию».

Например, она обязана организовать в Херсонской области одновременно 140 пророссийских пикетов (из них 30 – в центре области). Эти предвыборные акции должны будут освещать подконтрольные Кремлю информационные СМИ и интернет-журналисты. Все они уже перебрасываются в регион.

По данным СБУ, для образования, которое создаст «референдум», также выбирается и новое название, наиболее вероятный вариант – «Великая Россия».

30-го июля заместитель председателя Херсонского областного совета Украины Юрий Соболевский информировал, что под предлогом проведения «референдума» оккупационные власти усиливают местные процедуры фильтрации и пытаются манипулировать общественным мнением посредством публичных мероприятий, таких как форум «Вместе с Россией».

Оккупанты терроризируют южных украинцев, организация «Human Rights Watch» зафиксировала 42 случая насильственных исчезновений и принудительных задержаний в Херсонской и Запорожской областях по состоянию на 1 августа. Задокументированы пытки трех добровольцев территориальной обороны, двое из которых погибли.

Возвращаясь к Антоновскому мосту, по данным Департамента стратегических коммуникаций и информационной безопасности Украины, атака на него имела как логистический, так и психологический эффект. Украинские вооруженные силы мост также атаковали и 19-го и 20-го июля. После атак движение автомобилей было остановлено – как заявили россияне, временно.

В Херсонской области есть три переправы через Днепр – Антоновский мост, железнодорожный мост в шести километрах от него и насыпь Каховского водохранилища в Новой Каховке, в 50 километрах от центра области.

Антоновский мост – самый важный для снабжения оккупационной армии, потому что он самый большой и самый близкий. Херсон расположен на правом берегу Днепра, за ним находится Антоновский мост, через который ведет дорога в Крым. От Херсона, единственного центра украинской области, оккупированного россиянами, до административной границы с Крымом, аннексированным Москвой в 2014-ом году – чуть больше ста километров.

По словам представителя оперативного командования «Юг» Сухопутной армии ВСУ Натальи Гуменюк, военные этой страны огнем контролируют стратегически важные транспортные пути в Херсонской области, тем самым не давая оккупантам возможности снабжать свою армию вооружением и живой силой.

«Мы не разрушаем инфраструктуру, мы разрушаем только планы противника», — отмечает Н.Гуменюк и подчеркивает, что Антоновский мост атакуют так, что он не был бы разрушен полностью, а «лишь» стал бы непригодным для российской тяжелой боевой техники.

Уже некоторое время ходят слухи, что Украина планирует вернуть себе Херсонскую область. Институт военных исследований США 23-го июля сообщил, что контратака готовится, а, возможно, уже и началась.

В самой Украине в то время было объявлено, что ее военные освободили 44 из 600 населенных пунктов области, и прогнозировалось, что к осени удастся освободить весь регион.

Однако на Западе считают, что контратака будет сложной и потребует значительно большего количества военных и оружия, чем Украина имеет сейчас. Кроме того, сообщается, что Россия через Крым перебрасывает воинские части на юг Украины.

Министр обороны Украины Алексей Резников перед ударами 26-го июля заявил, что его стране для обороны нужно 50 американских артиллерийских ракетных систем HIMARS, для нападения – сто.

Председатель комитета по вооруженным силам Палаты представителей американского Конгресса Адам Смит во время визита в Киев 23-го июля заявил, что США и их союзники могут предоставить Украине дополнительно 25-30 систем HIMARS и их аналогов.

На тот момент у украинцев было 12 этих артиллерийских ракетных систем, к 26-ому июля они получили еще четыре, так что на рубеже июля-августа их было 16.

По словам украинского военного эксперта Михаила Самуся, на правом берегу Днепра дислоцированы две российские военные группировки численностью до 30 тысяч военнослужащих. Одна дислоцирована в Херсоне и его окрестностях, другая была готова атаковать Кривой Рог на северо-востоке.

28-го июля внештатный советник главы Офиса Президента Украины Андрея Ермака Алексей Арестович в эфире интернет-канала «Фейгин LIVE» заявил, что операция по освобождению Херсона «можно сказать, началась», украинские вооруженные силы применяют чрезвычайно точные ракетно-артиллерийские системы, чтобы противник сначала остался без складов, амуниции, топлива и связи.

Затем украинцы будут очищать территорию от живой силы противника, поэтому перед российскими солдатами встанет выбор: отступить, если будет такая возможность, сдаться или быть уничтоженными.

И, по словам Юрия Федорова, российского военного аналитика, резидирующего в Праге, если взглянуть на карту, можно увидеть, что украинские вооруженные силы медленно, но уверенно продвигаются вглубь Херсонской области, HIMARS и другими артиллерийскими ракетными системами последовательно уничтожая российские склады амуниции.

По словам украинского военного эксперта Сергея Грабского, говорить о контрнаступлении пока рано, потому что даже при ограниченной интенсивности – как это было в начале августа – маневренность российских сил в боях все больше ограничивается, и они будут продолжать отступать из-за уменьшающихся возможностей получить полноценное подкрепление.

Украинская сторона не будет снижать давление.

По словам С. Грабского, в конце июля ежедневно поступали известия о новых освобожденных местностях Херсонской области, противник был вынужден отступать, что потребовало дополнительных ресурсов боеприпасов и привело к потерям живой силы.

Надежды российских оккупационных войск (таковы были) параллельно мосту длиной 1366 метров построить понтонную переправу украинский военный аналитик называет даже не научной фантастикой.

Теоретически это возможно, это делалось во время военных учений у Днепра в советское время, но следует также отметить, что в нынешних условиях понтонная переправа – отличная мишень, так как является подвижным, двигающимся объектом; разрушение одного звена разрушает все сооружение.

А если атаковать, когда/если движется, скажем, колонна танкового батальона…

На рубеже июля-августа белорусскому изданию «Зеркало» удалось поинтересоваться у херсонцев, как/чем они живут в условиях оккупации.

По словам 23-летней Александры (имя изменено), проживающей недалеко от центра города, люди ее окружения прекрасно понимают, что русские из Херсона стреляют по другим украинским городам, поэтому радуются, когда оккупанты получают сдачи, хотя это может звучать цинично – все-таки это их город, а и радоваться чужой смерти неуместно.

По словам девушки, раньше местные жители такими не были, но оккупация все изменила –русские херсонцам чужие, их никому не будет жалко после того, что они «натворили» во время оккупации.

43-летняя Татьяна, проживающая недалеко от Антоновского моста, говорит, что повреждение моста стало для нее отличной новостью. По крайней мере, по этой дороге не проедет российская военная техника из Крыма, а Николаев не будет обстреливаться ракетами (этот город, который находится на пути к Одессе с востока, русские в начале августа атаковали особенно брутально).

Женщина также рассказала, что российские солдаты и охранники (из ФСБ) стали чаще появляться на улицах Херсона в штатском, пытаясь прощупать настроения местных жителей, но и не чувствуя себя в безопасности, потому что в городе действуют украинские партизаны.

Закон о национальном сопротивлении был принят украинскими парламентариями еще до вторжения Москвы, 27-го января. Законодатели определили составные части народного сопротивления – территориальная оборона, движение сопротивления, подготовка граждан к сопротивлению.

Важным элементом являются ненасильственные действия против оккупанта. Этим занимается созданный в марте Центр национального сопротивления. Перед центром поставлена ​​задача подготовить всех  совершеннолетних к сопротивлению оккупанту. Силы специальных операций ВСУ координируют движение сопротивления.

Чаще всего это профессиональные военнослужащие, выполняющие боевые задания на временно оккупированных территориях, особо о своей деятельности не откровенничают. Информация об их задачах – государственная тайна.

Лишь однажды командование Сил специальных операций сообщило о подрыве моста на юге Украины. Реакция коллаборантов показала, что это их пугает. Представители херсонской оккупационной власти ходят по улицам в бронежилетах и ​​с охраной.

Иллюстрацией ограниченных – скорее пропагандистских, чем фактических – российских ресурсов можно считать так называемый «Одесский батальон», воюющий на стороне России. Его командир Игорь Марков, как и большая часть военнослужащих, давно живет в Москве, поэтому они – никакие не освободители, а «просто» пришельцы, чужаки для Украины.

На YouTube можно посмотреть документальный фильм режиссера Елизаветы Татариновой о жизни херсонцев в условиях оккупации, о том, как ей сопротивляются горожане. По мнению автора ленты, российская пропаганда пытается нарисовать картину «мирной жизни» на оккупированном юге Украины, когда на самом деле эмиссары Москвы занимаются похищением людей, держат регион в информационной изоляции, не позволяют уехать. Но Херсон все же держится, не сдается.

Можно и резюмировать – Херсон как стратегически важный город-символ сопротивления украинской нации.

Арунас Спраунюс

Autorius:
Voras.online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras.online