Черновики сценариев войны на Украине

Война становится реальностью еще тогда, когда не ведется стрельба. Когда военные узнают, что они уже военные, когда проекты военных сценариев становятся тактическими ориентирами.

Три десятилетия назад я встретил швейцарца, который убедил меня в том, что его страна действительно участвовала во Второй мировой войне. Он – тогдашний военный – имел боевое оружие и был готов не просто охранять границу, а сражаться с реальным врагом.

О природе войны написано очень много всего – и умного, и глупого. Начиная со сказок о том, что войны начинают «плохие дяди», стремящиеся нажиться на производстве оружия или пошиве военной формы, заканчивая эпосами, в которых «правильный» народ с оружием в руках свергает своих угнетателей. Понятно, что это сказки, и ни вы, ни я им не верим, но правда и то, что нет единственной абсолютной причины войны.

Сегодняшние войны описываются относительно обильно, начиная с триллеров СМИ с теориями заговоров и пикантными «героизмами», заканчивая «уважаемыми» академиками, которые все войны сводят к известным теоретическим стереотипам. Реальные сценарии находятся где-то «посередине», но в них все же больше исторического военного опыта, чем триллерской бравуры.

Так что же это за будущая/ сегодняшняя война на Украине? Действительно ли она необходима?

Мудрость бессмертного «Искусства войны» Сунь-Цзы гласит о том, что война – это часть политики, что лучшая война та, которой удалось избежать, потому что война на самом деле очень неэтичное, неэстетичное и вообще дорогое «удовольствие». Нужно хорошо взвесить, действительно ли стоит разрушать и убивать, если политическая цель может быть достигнута другими способами. Все стратегии запугивания и сдерживания основаны на предпосылке, что противник поверит в то, что воевать… не стоит.

Вот вам Украина и Путин. По логике Сунь-Цзы, те больше сотни тысяч вооруженных русских не для того, чтобы разрушать и убивать, а для того, чтобы в Украине не было всего того, что можно назвать Западной Европой. Если готовишься к войне, всегда должен иметь аргумент, что войны не хочешь, но… Путин не хочет войны, но он не сможет спать спокойно, если НАТО шаг за шагом будет приближаться к Москве. Поэтому он готов воевать за свой покой (на самом деле это не совсем из-за этого, но об этом позже).

Древнегреческий историк Фукидид описал то, что отпугивает от войны и что…побуждает к войне. Действительно, в политическом плане война – это искушение быстрого и эффективного «окончательного решения», ведь говорят, что историю пишут победители. Это так … Хотя никогда не хотели признавать границы, установленные с позиций силы, большинство наших государственных границ, по крайней мере в Европе, являются результатом войн. Даже и в Холодной войне были победители и проигравшие.

У Путина есть несколько аргументов за войну. И еще несколько искушений, позволяющих ему думать, что воевать не стоит.

Согласно упомянутому Фукидиду, война маловероятна, когда силы противников равны или когда один из них настолько слабее, что воевать бессмысленно. Война весьма вероятна, когда одна сторона чувствует себя намного сильнее другой, чтобы могла выиграть не переговоры, а капитуляцию, а свои решения основывать «днем победы». Путин или его стратеги отношение России и Украины видят именно так. А большой соблазн в том, что Европа очень не хочет воевать… Так не хочет, что даже полна решимости реабилитировать раздел Чехословакии перед Второй мировой войной. Нежелание воевать само по себе может и неплохо, но  гораздо хуже – Европа не хочет защищаться… Европейцы сегодня остаются гордо убежденными в том, что они хорошие, красивые и правильные, что все любят Европу, просто любят по определению. Даже русские, потому что они все духовные демократы, хотя сами этого не знают. Европейцы много работают и творят, никому не угрожают, а и другим дают деньги. Таких не любить и не понимать могут только дураки. Кстати, и американцы искренне не понимают, почему принципы красивой и справедливой демократии кто-то не хочет претворять в жизнь. Ведь от этого всем будет только лучше…

У лидеров России есть и мессианская задача по восстановлению империи, а это аргумент в пользу того, что ее война – это не империализм, а восстановление справедливости. Как бы мы ни обманывали себя мифами о российской демократии, большинство россиян поддержало бы идею восстановления СССР. Как ни странно это звучит, Россия сегодня маленькая, такой маленькой она не была уже более 300 лет, она такая маленькая, что даже стыдно быть такой. Неудивительно, что российские военные готовятся к реальной войне. Европа же больше готовится к превенции войны: как здесь и самим не воевать и убедить противников этого не делать. Технически – количественно и качественно – Запад превосходит в несколько раз, но вышеупомянутое общественное мнение уже в панике… Если русские начнут, проиграем…

Пересматривая некраткую историю русских войн, я обратил внимание на то, что, пожалуй, наиболее похожая ситуация на нынешнюю была в конце XIX века.

В 1877-ом году созревал очередной конфликт между Россией и Османской империей. Позже превратившийся в какую-то по числу русско-турецкую войну. Не вдаваясь в геополитический контекст, можно утверждать, что война была вызвана «просчетом», угрозами и сдерживанием с обеих сторон. Аналогий много: Россия собрала большую армию на границе с турецкими землями, пригласила в помощь себе союзника Румынию (как похоже на Беларусь), еще несколько мелких союзников (похоже на ту коалицию, чтобы «успокоить» казахов) и заявила, что будет воевать. Турки следовали так называемой тактике сдерживания, заявляя о том, что будут сопротивляться, но до последнего дня надеялись, что войны удастся избежать. Им это удастся, потому что они обещают сопротивляться, а русские в конечном итоге не будут атаковать, учитывая возможные потери. А поскольку надеялись, что не будут атаковать, то и не подготовились как следует, потому что надежда, как знаем, почти не умирает. Русские же надеялись, что турки, видя явное превосходство России, сразу сдадутся, война будет легкой, она вообще вряд ли понадобится, может и жертв не будет. Так что русские неожиданно напали, турки оказали невероятное сопротивление, и… война стала незапланированно жестокой с многочисленными жертвами. Более 50 000 погибших, раненых и умерших от «сопутствующих заболеваний» еще три раза по столько.

О той войне многие историки судят не только по учению Сунь-Цзы и Фукидида, но и по более поздним теориям войны, включающим в себя и армию призывников (фактор военной службы, а не патриотизма), и активное участие в боевых действиях так называемых нерегулярных сил (гражданских). Все возможно и сегодня. Военное преимущество России над украинцами очевидно, но надо иметь в виду и непредсказуемое до сих пор непроверенное гражданское сопротивление украинцев и неопытность с обеих сторон в войне не современной, а скорее всего в войне времен Второй мировой войны. Неопытность порождает хаос и продлевает сам процесс, и, как сказал Фукидид, чем длиннее война, тем труднее предсказать ее конец. Болезненный опыт американцев последних десятилетий показывает, что техническая победа на войне не означает, что будет «выигран мир». «Блицкриг» в итоге превращается в «вечную войну».

Можно только порадоваться, что серьезно ядерный сценарий не рассматривается, хотя со стороны России об этом говорят… А кто уж здесь запретит?

Украинская пропаганда обещает россиянам как минимум финскую «зимнюю войну», с большими потерями и настоящим политическим позором. «Зимняя война» была бы другим сценарием, тем более что за окном зима… География и природа Украины все-таки не финская. Однако надо сказать, что за последние несколько лет после аннексии Крыма украинские вооруженные силы стали намного лучше «разогреты», гораздо лучше подготовлены к действиям в реальных географических и климатических условиях. Говорят, что Россия сильнее, но Украина слишком большая добыча, чтобы так легко с ней справиться.

Часы тикают не в пользу россиян, но Украина не застрахована от поражения и крупных геополитических потерь. Кстати, в упомянутых войнах турецкие и финские военные ожидали от союзников гораздо большей поддержки, чем получили на самом деле. Сегодня украинцам советуют внимательно смотреть на возможный «жесткий» ответ Запада. Я хотел бы, чтобы он действительно был жестким. Историческая память возвращает в1939-ый год. Когда Германия начала войну против Польши, французы и англичане обошлись со своими друзьями так жестко, что жестче и нельзя представить – они объявили войну Германии, но… дальше сами знаете. Вот и такой сценарий.

Если бы команда Путина могла, она завоевала бы не только Украину. Но… не может, и это должно быть ясно каждому. Были хлопоты с чеченцами, даже маленькое Сакартвело до конца не сломала, а с Украиной намного тяжелее. Так что есть две альтернативы, и обе не очень приятные для России: либо войны не будет вообще, либо она будет очень и очень тяжелой…

Как я уже говорил, исторический опыт показывает, что меньше всего воюют те, кто всегда готовы защищаться, а больше всех воюют те, кто вечно говорят, что войны не будет. Значит на самом деле, если хочешь мира, надо быть готовым к войне? И быть уверенным, что победишь.

 

Эгидиюс Варейкис

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online