2020-ые – годы «войн памяти» с мишенями и в Восточной Балтике

Руководствуясь одной только логикой, трудно понять, с какой целью вечером 17 января в Москве артиллерийскими салютами была отмечена 75-ая годовщина освобождения Варшавы Красной Армией от нацистов во время Второй мировой войны, когда в то же время архивные…

Руководствуясь одной только логикой, трудно понять, с какой целью вечером 17 января в Москве артиллерийскими салютами была отмечена 75-ая годовщина освобождения Варшавы Красной Армией от нацистов во время Второй мировой войны, когда в то же время архивные документы (в основном сообщения советских воинов), опубликованные на веб-сайте Министерства обороны России, должны были показать истинное лицо участников  Варшавского восстания 1944 года,  подавленного нацистами, из армии Крайовой – якобы они были бандиты, нападавшие на солдат Красной Армии и представителей национальных меньшинств.
Заместитель министра иностранных дел Польши Павел Яблонский на это ответил, что 17 января 1945 года для Варшавы был не днем освобождения, а днем нового порабощения. Так актуализировался афоризм «сезонного государства», отражавший болезненное историческое воображение поляков (и нас, балтов): 120 лет плена (в составе царской России), 20 лет свободы и снова притеснение чужих.
Резкий спор можно рассматривать как продолжение истории, которая почти наверняка будет актуальна в ближайшие несколько месяцев, начало которой в конце 2019 года дала реакция президента России Владимира Путина, не имеющего опыта научной работы (кроме диссертации, защищенной 22 года назад, авторство которой все еще под вопросом), на сентябрьскую резолюцию Европейского совета по пакту Молотова-Риббентропа 1939 года, который разжег Вторую мировую войну. Президент России 20 декабря в Санкт-Петербурге  лидерам Содружества Независимых Государств (Армении, Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана) «ответил» часовой лекцией (!), которую позднее транслировало российское государственное телевидение.
Лейтмотивом этого нарратива является возвращение к версии Иосифа Сталина о начале Второй мировой войны, якобы войну спровоцировал не  пакт Молотова-Риббентропа, а  открытие пути Адольфу Гитлеру Западными демократиями Соединенного Королевства (Великобритания) и Франции в 1938 году в Мюнхене, чтобы склонить Чехословакию к капитуляции, когда другие страны центральной и восточной Европы вели себя прискорбно. СССР в лице И.Сталина больше ничего не осталось, как заключить сделку с нацистской Германией.
Польша очутилась первой в очереди тех, кого Кремль в этом году будет «воспитывать». Хозяин Кремля на рубеже годов в коллегии Министерства обороны России Юзефа Липского, польского посла в Германии с 1934 по 1939 год, обозвал сволочью и антисемитской свиньей за то, что он в 1938 году обещал памятник А. Гитлеру, если он действительно, как обещал, выгонит всех евреев в Африку. И неважно, что лидеры еврейской общины Польши указали после «экскурса» российского президента –  что Липский действительно помогал евреям бежать из Германии, пока война не достигла Польши.
Варшава на исторические «нарративы» российского президента отреагировала  заявлением премьер-министра Матеуша Моравецкиса, что Путин неоднократно лгал на тему Польши, но его правительство всегда будет защищать историческую правду, и резолюция Сейма о провокационных, неправдивых попытках российских высокопоставленных чиновников переложить на Польшу ответственность за начало Второй мировой войны (например, председатель Государственной Думы России Вячеслав Володин призывал Польшу извиниться за прошлые и настоящие ошибки). И наконец, 15 января Варшава была поддержана Европейской комиссией в ее споре с Москвой.
Конечно, можно доказывать и утверждать (успокаиваясь?), что президента Путина так интерпретировать историю в 60-х-70-х годах  прошлого века научила советская пропаганда, которая не имела ничего общего с историей. Он этот «нарратив» из бумажки и излагал, вероятно, сбившимся с толку лидерам стран СНГ  (по крайней мере, некоторым из них, например, Армении). Как указал израильский историк (кстати, родившийся в Советском Союзе в 1949 году) Леонид Прайсман, и смешно, и стыдно.
Но эта логика, основанная на порядочности, Кремлю чужда как «избыточная». Это прискорбно для порядочных людей, когда российский президент оправдывает Сталина; ни одному немецкому политику, руководствовавшемуся  здравым смыслом, не пришло бы в голову оправдывать свою страну из-за войны против Польши или гитлеровский захват Дании в 1940 году. «Историка»  В.Путина это не волнует, так как цели другие – на встрече с ветеранами и представителями патриотических организаций  18-ого января в Санкт-Петербурге президент России пообещал открытыми архивами документов о Второй мировой войне «заткнуть поганный рот» некоторых деятелей за бугром (в конце концов, «за бугром» можно переводить и как «за кордоном», что является истинной терминологией времен Холодной войны).
В обращении к Федеральному собранию 15 января, российский президент заявил, что после распада Советского Союза Россия осталась со своими прежними амбициями. Это сопровождается страстной агитацией министра культуры России Владимира Мединского в обязательном порядке школьникам смотреть снятый миллиардным бюджетом (спонсоры Российский фонд кино и Российский телеканал 1) фильм режиссёра Андрея Кравчука под названием «Союз спасения» о восстании декабристов 1825 года, в котором Россия изображается как  единственная сверхдержава тогда непотерпевшая поражений. Фильм дискуссии действительно спровоцировал: российские консерваторы, например, были недовольны недостаточно раскрытым заговором «масонов», стремящихся навязать европейские свободы, чуждые России.
Похоже, что до 9 мая, 75-й годовщины победы над нацизмом, «войны памяти» будут одной из внешнеполитических матриц Кремля, и здесь без сестер из Восточной Балтики – никак.  Мишень Кремля пока только Польша, но и “место” для стран Балтии, без сомнения, найдется. Предположим, что уже весной ожидается эскалация болезненного вопроса о еврейском геноциде в странах Балтии. Кстати, тот же Л.Прайсман говорит о реалиях Второй мировой войны: среди 21 тысячи польских офицеров, застреленных советскими властями в Хатыни и в других местах, было около 600 евреев – хотя в Польше в межвоенный период существовал довольно жесткий антисемитский режим, были и офицеры евреи.
Профессор Альвидас Никжентайтис, глава Института истории Литвы, в январе заявил, что Россия стремится дискредитировать историческую память Литвы и легитимизировать свой политический режим, распространяя ложную информацию о 13 января, партизанских боях и коллаборации литовцев с нацистами. По словам историка, центральной фигурой в памяти России является сверхгосударство, а еще лучше русское слово – « держава». Идея «державы» – одна из главных, будь то в царской России или сейчас. Другим ключевым ресурсом этого центрального мифа является рассказ о победе в Великой Отечественной войне. Политика истории России является конфронтационной с теми соседями, которые посягают на эти краеугольные камни ее исторической памяти. Президент В.Путин, несомненно, стремится войти в историю как создатель “державы”.
Ну, и ресурсы информационной войны, во всяком случае, известны уже много лет. Айнарс Димантс, профессор теории коммуникации в университете Turiba в Риге, в интервью журналисту Svoboda уже в 2015 году (www.svoboda.org/a/27266452.html) отметил, что в  Европейском Союзе (ЕС) нет надлежащего понимания возможностей информационных атак против стран Восточной Балтики, особенно против Латвии и Эстонии, которые имеют большие русскоязычные общины.
Согласно, по правде говоря, давнему исследованию 2014 года, для более 77 процентов русскоязычной аудитории российское телевидение является основным источником новостей о мировых событиях – например, Первый Балтийский канал, который, хотя и зарегистрирован в Латвии, в стране-члене ЕС, де-факто является рупором кремлевских идей. О том, что это не только бизнес-проект, говорит также и позиция контракта на эксплуатацию канала о том, что любые трансляции могут быть изменены, за исключением программы «Время», которая  отражает официальную позицию России.
После агрессии 2014-ого года против Украины и русскоязычное население стран Балтии также поляризовалось, например, в Латвии 36 процентов считают себя путинцами, на  Европу ориентируется на 20-30%  русскоязычного населения. Утверждение А.Димантса в 2015 году, что важно поощрять не российскую, а европейскую идентичность в Латвии, этой весной Кремлем, вероятно, будет проверяться во всех странах Балтии с новой пропагандистской силой. У Москвы для этого есть причина – почти во всех опросах, проводимых Российским центром изучения общественного мнения «Левада-Центр»,  респонденты страны Балтии определили в пятерку или тройку самых важных врагов России. Также результат информационной войны.
Кто-то – и обоснованно –  сказал бы: ничего нового, но дела, хотя и не так быстро, как хотелось бы, все равно движутся в позитивном направлении, например, в нашем регионе создаются  центры, цель которых бороться с кремлевской пропагандой (в Риге, Праге). Тем не менее, 2020-е годы для Восточной Балтики могут быть своеобразными. В Европе много болезненных исторических тем, и европейцы учатся жить с этим, не навязывая своим соседям свою точку зрения. Историки лучше всего подходят для этой науки. Кремль пытается сказать – так не выйдет, 2020 год следует считать годом “войн памяти”, на которые путинская Россия, несомненно, пойдет и будет бороться с некоторыми из своих соседей, и как уже упоминалось здесь, страны Балтии в этом смысле особенно «близко».
Арунас Спраунюс

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online