Александр Лукашенко «продолжает поиски»

бы, режим может успокоиться, и железобетонный порядок после угрозы «майдана», напугавшего авторитара, возвращен. Когда один из лидеров оппозиции, бывший министр культуры Павел Латушко, проживающий в Варшаве, через социальные сети призвал белорусов снова в…

бы, режим может успокоиться, и железобетонный порядок после угрозы «майдана», напугавшего авторитара, возвращен. Когда один из лидеров оппозиции, бывший министр культуры Павел Латушко, проживающий в Варшаве, через социальные сети призвал белорусов снова выйти на акцию протеста, на этот раз 9-го мая, в этот день на улицах протестующих против режима не было.
Однако в Минске в День Победы состоялся концерт с пятью салютами, к месту празднования допускались только после тщательного обыска. Представители власти заявили, что не позволят омрачить важную дату, и протестующие также не захотели омрачить ее, объясняя свое нежелание выходить на улицы 9-го мая нежеланием стать массовкой для телевизионной сценки и страхом быть задержанным исключительно из-за многочисленного количества милиции. Мало что.
Массовых собраний власти Минска не разрешают с осени прошлого года. Одна из последних попыток протеста – 25-го марта, когда белорусы традиционно неофициально отмечают День Воли (день провозглашения независимости Белорусской Демократической Республики в 1918-ом году), но на этот раз он скорее запомнился арестами нескольких смельчаков с последующими избиениями и другими мучениями.
Мы только что узнали, что соратнице Светланы Тихановской, лидера оппозиции, живущего в Вильнюсе, симпатичной флейтистке Марии Калесниковой, члену координационного совета оппозиции, осмелившийся остаться на родине (а ведь 7-го сентября прошлого года режим арестовал в Минске и пытался депортировать в Украину) только что (только теперь) предъявлено окончательное обвинение по трем статьям Уголовного кодекса и ей грозит лишение свободы на срок от 8 до 12 лет.
Сама непримиримый политик из тюремного изолятора в Facebook’е прошлый год назвала самым трудным, но и самым счастливым в жизни. К сожалению, это ничего не меняет, в конце лета и в начале осени белорусы, почти всю планету даже смущавшие массовыми мирными протестами, похоже, устали. Как отмечает политолог Артем Шрайбман, очень сложно выйти на акцию, не очень веря в то, что это даст что-то реальное, но зато с четким осознанием рисков (после того, как режим много десятков раз особо очевидными «примерами» продемонстрировал).
Люди поняли, что протесты по примеру августа прошлого года не дали результатов, поэтому было нелогично повторять, зная, что они, несомненно, пострадали бы. Кроме того, вера в то, что режим А. Лукашенко можно заменить методом протестов, резко упала. Часть активистов была заключена в тюрьму, часть уехала в основном в Польшу, Украину или Литву, что также заметно ударило по протестному движению.
Но самый главный аргумент в пользу апатии – возросшая цена протестов, она сейчас несравнимо выше, чем, скажем, осенью, не быть хотя бы неизбитым практически невозможно. Не только неизбитым – людей сажают даже за теоретически административные проступки, например, несколько лет колонии можно заработать за запись протеста на асфальте, год – за букет цветов в сторону милицейской машины или за попытку заступиться за женщину, избиваемую «офицерами». Поэтому собрать много людей где-либо в городе больше невозможно. Режим устоял.
И ситуация в экономике может быть и напряженная, особенно из-за внешнего и корпоративного долга, но не такая драматичная, как иногда заявляют – по сравнению с прошлым годом растет экспорт, нет массовой безработицы, люди не голодают. Все (и международные структуры) согласны с тем, что в этом году у режима будет достаточно ресурсов, а что будет дальше, никто в Беларуси не думает.
Так что режим может расслабиться. Но его командир почему-то продолжает «поиски», тем самым умножая и «обогащая» шизофрению в своей стране.
Также 9-го мая (без сомнения, это явно символично) А. Лукашенко подписал декрет о защите суверенитета страны в случае убийства белорусского лидера (то есть его). Ни больше, ни меньше. Декрет вступил в силу с момента подписания, он предусматривает передачу полномочий президента Совету безопасности и введение (немедленно) чрезвычайного или военного положения в стране. Решения Совета Безопасности безоговорочно обязательны. Белорусский диктатор назвал декрет одним из важнейших своих решений.
В Совет безопасности входят восемь членов, помимо самого А. Лукашенко, и четыре из них представляют силовые структуры.
Согласно Конституции Беларуси, в случае смерти или недееспособности главы государства его полномочия переходят к премьер-министру, Совет безопасности в этом контексте в Конституции не упоминается. Но это мелочь. Возможно, поэтому белорусские политологи вместо символик почти единодушно видят земную меркантильную заинтересованность диктатора повышать роль Совета безопасности, что/когда он перейдет с поста президента (ему когда-то все равно придется покинуть пост, хотя и вцепился в него смертельно с 1994-го года) на пост председателя, остался бы фактическим управляющим Беларуси уже за счет президента.
Вообще А. Лукашенко грозился подписать декрет еще в апреле после того, как он и белорусские государственные средства массовой информации раструбили «сообщение» о якобы раскрытом белорусским КГБ и ФСБ России заговоре переворота в стране, в связи с чем были арестованы четыре человека, в том числе юрист Юрий Зенкович, имеющий гражданства Беларуси и Америки, и политический технолог (кстати, работавший на А. Лукашенко) Александр Федута.
Заговор якобы был спланирован именно на 9-го мая (позже в эфире телевидения ОНТ глава КГБ Беларуси Иван Тертель уточнил – летом), на видео, опубликованном из московского ресторана с украинским названием «Тарас Бульба» (еще один символ) его детали эти два лица и обсуждали с белорусскими военными притворщиками, якобы настроенными против минского режима. Президент Беларуси обратился к Владимиру Путину, командир белорусского КГБ – к шефу ФСБ Александру Бортникову, и злодеи были пойманы.
А. Лукашенко немедленно 17-го апреля заявил, что якобы планировалось похитить его сына, одного или нескольких (судя по разговорам – старшим сыновьям Виктору и Дмитрию соответственно 44 и 39 лет, младшему Николаю – 16), когда они выйдут, и закрыть их в специально подготовленный погреб в Гомельской области. Изначально планировалось нападение на его кортеж, от этой идеи отказались и остановились на нападении на загородную резиденцию. Заговор планировался с ведома высшего руководства США и, возможно, с его благословением, поскольку только оно могло санкционировать такой акт и координировался американскими спецслужбами, скорее всего, ЦРУ или ФБР.
Согласно уточнению белорусского автократа 24-го апреля, в операцию по его ликвидации были готовы вложить 10 миллионов долларов, еще один миллион должен был быть заплачен застрелившему его киллеру. Кто будет платить и откуда такие деньги, А. Лукашенко не сказал. Зато указал, что долго страдал, отодвигая красные линии дальше, но теперь, когда появилась угроза для его ни в чем не повинных детей, тогда уже все, злодеев будут душить, что мало не полажется.
Объявленное 24-го апреля безжалостное проявление гнева – возмездие еще ожидается. Может, это и хорошо, потому что традиционно пострадал бы ни в чем не повинный народ Беларуси.
7-го мая безжалостный диктатор «не оставил без внимания» новость о том, что четыре адвоката, представляющие 10 белорусов, обратились в прокуратуру города Карлсруэ, в Германии, с требованием возбудить уголовное дело против белорусских чиновников и президента лично за репрессии во время массовых протестов. Адвокаты заявляют, что у них есть 100 документальных свидетельств пыток со стороны представителей силовых структур. А. Лукашенко назвал юристов наследниками фашизма: «Пусть бы Великобритания уже там выступила, Америка, Франция, в коалиции же были. Но не наследники фашизма. Они меня будут судить … Кто вы такие, чтобы судить меня?» Правда, и уточнил, что лично юристов не ругает, они лишь наследники поколений, развязавших Вторую мировую войну.
А на совещании по вопросам государственного управления 28-го января А. Лукашенко заявил, что события (протесты) в Беларуси сигнализируют о слишком либеральных законах в стране, а власть в последние несколько лет заигралась в либерализм. Якобы силовые структуры образцово выполнили свою работу, не допустив падения страны в пропасть очередной цветной революции, как того желали поддерживающие протесты за рубежом (здесь «фаворитами» являются страны Балтии, Украина и Польша), но все-таки законы должны не только быстро реагировать, но также и служить предотвращением таких угроз.
Вот такие риторические пассажи даже очень заметны не только в публичном пространстве Беларуси, так что «И так далее», безусловно, можно и следует ожидать.
Говоря о публичных репрезентациях в Беларуси и следующая статистика: согласно докладу, опубликованному 29-го марта «Human Rights Watch», белорусские власти в последние пять месяцев усилили давление на независимые средства массовой информации с целью заткнуть им рот, с сентября до марта возбудили 18 уголовных дел против журналистов, вероятно, за их профессиональную деятельность, а не за уклонение от уплаты налогов, нарушение общественного порядка или воспрепятствование действиям милиции, как официально объявлено. Трое из них уже приговорены к срокам от полгода до двух лет лишения свободы, семеро все еще ожидают суда.
Еще о делах, связанных с публичностью и репрезентациями мыслей: среди книг, которые вынуждены (!) покупать в Беларуси, есть, например, «Урок отца народов Сталина и батьки Лукашенко» Ивана Турлака, «Нацистский путч в Беларуси в 2020 году», «Сталин – символ Беларуси». Как говорится, без комментариев.
Особенно выразительной (наряду с книгами, конечно) репрезентацией полного когнитивного диссонанса можно назвать историю о 13-летней Евгении Ворочковой, жительнице Минска, которая вечером 29-го марта гуляла с друзьями и решила написать на асфальте баллончиком с   белорусское слово «Zhivie» (живи). Рядом стоял автобус с милиционерами, которые заметили «преступление» и забрали подростка со всеми друзьями, маме об этом никто не сообщил, о местонахождении Евгении она узнала только поздно ночью, когда позвонила дочери.
Когда на следующий день женщина обратилась в отделение милиции, ей вручили протокол об административном правонарушении, в котором утверждалось, что она не выполняет свои обязанности по воспитанию несовершеннолетней дочери, которая вечером 29-го марта, около половины девятого на асфальте фиолетовой краской написала «Zhivie» и этим нарушила порядок проведения массовых мероприятий. Надписью «Zhivie» она активно участвовала в пикете, не согласованном с горисполкомом.
Не особо что добавишь к вопросу о масштабе шизофрении при «порядке» А. Лукашенко.
С одной стороны, довольно десперативная активность может быть вызвана тревогой ожидания, когда даже не очень подвижная Европа работает над четвертым пакетом санкций против минского режима, об этом 10-го мая на пресс-конференции в Брюсселе заявил Жосеп Боррель, глава дипломатии Европейского союза. При его разработке Совет Европы учтет все, что произошло за последние месяцы в Беларуси, а также давление режима на местную польскую общину. Санкции могут коснуться до 50 человек.
И аспект, который заметил украинский публицист Виталий Портников. Важнейшим внешним результатом белорусских протестов стала финальная делегитимизация А.Лукашенко на международной арене, белорусский авторитар и президент России стали своеобразным дуэтом, в котором А. Лукашенко, как какому-то ловкому комику остается лишь успеть попасть в заданный В. Путиным тон. Только и всего.
Он по-прежнему не готов к российско-белорусской интеграции по сценарию В.Путина, тот все еще не готов одолжить белорусскому автократу деньги за его нескончаемые интеграционные обещания. Но у А. Лукашенко почти нет возможностей для маневрирования, «дуэт» с российским президентом с правом одобрения остался единственным доказательством законности, который еще позволяет ему оставаться у власти.
Это доказательство очень уж хрупкое, возможно, это понимает и сам авторитар, вероятно, отсюда и поэтому непрекращающийся поток шизофрении.
Арунас Спраунюс

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online