Балты наконец-то могут с облегчением вздохнуть относительно экспансии «русского мира»?

Согласно февральскому опросу российской независимой (в данном случае это обязательно нужно выделить) организации социологических исследований «Levada Center», большинство россиян (52%) считают, что у России есть основания опасаться государств НАТО, причем…

Согласно февральскому опросу российской независимой (в данном случае это обязательно нужно выделить) организации социологических исследований «Levada Center», большинство россиян (52%) считают, что у России есть основания опасаться государств НАТО, причем более трети опрошенных заявили, что это их родина представляет угрозу для Запада. Не так много меняется в векторе взаимного недоверия между Западом и Россией, также напоминая, что пропаганда недоверия, даже враждебности, была и остается краеугольным камнем официальной политики Кремля.
В исследовании ничего не говорится о странах Балтии, тем не менее, их все еще можно рассматривать как своеобразный индикатор отношений между Востоком и Западом, в том числе и потому, что русскоязычные общины в них как советское наследие (ни в коем случае не распространяется на всех до одного русскоязычных, а только на ту часть, которая черпает информацию из прокремлевских средств массовой информации). Неоднократно отмечалось, что эта часть может служить для Кремля предлогом и инструментом для проведения внешней политики.
Еще в начале своей президентской карьеры президент России Владимир Путин назвал русскую нацию самой рассеянной в мире (авторство концепции рассеянной нации, кстати, принадлежит нацистам), а его способность соблюдать международные соглашения  явно “раскрылась” в агрессии против Украины, которая была оправдана необходимостью мобилизации “русского мира”. Также известен тезис российского президента о распаде Советского Союза как крупнейшей геополитической катастрофе XX-го века.
В 2019 году в Латвии примерно 220 тысяч или более 11 процентов (большинство русскоязычных) имели негражданский паспорт. Согласно исследованию, проведенному Эстонским центром информации о безопасности и обороне в апреле того же года (опрошено 2800 русскоязычных в возрасте от 16 до 20 лет), значительная часть этих молодых людей наиболее важной гарантией национальной безопасности считают сотрудничество и добрососедские отношения с Россией (66%). НАТО как самый важный гарант безопасности указали 32 процента респондентов, членство в Европейском Союзе (ЕС) – 43 процента, 25 процентов приветствовали постоянное присутствие НАТО на территории страны, но 54 процента заявили, что  в случае вооруженного конфликта на территории Эстонии, они намерены покинуть страну как можно скорее.
Без сомнения, нынешних дел нельзя и сравнивать даже с началом этого века, когда страны Балтии еще не принадлежали к евроатлантическим структурам, а и демографическая ситуация с тех пор в них значительно изменилась. Тем не менее, стремление Москвы «мобилизовать своих» после различных модификаций остается в силе, как мы видели на Украине в 2014 году.
Здесь уместно немного отступить и вспомнить в августе прошлого года в Америке запущенную процедуру по отступлению от Договора о ликвидации ракет (IRNFT) средней (1000–5500 км) и малой дальности (500–1000 км). 8 декабря 1987 года, во время потепления между Востоком и Западом, в Вашингтоне договор подписали тогдашние лидеры США и Советского Союза Рональд Рейган и Михаил Горбачев. Договор, впервые в истории, позволил уничтожить целый оружейный класс. К сожалению, после вступления в XXI век Москва была поймана на том, что сломала договор, на что в письме президенту России в июле 2014 года указал президент США Барак Обама, ссылаясь на испытания ракет дальностью свыше 500 км, проведенные Россией в 2008-2011 годы.
Причем здесь «русский мир» и крылатые ракеты? Дело в том, что 20 февраля 2014 года (дата на медалях «За завоевание Крыма») можно считать (скажем, как это делает политолог Андрей Пионтковский) началом гибридной мировой войны против Запада, которой В. Путин стремится к реваншу за поражение в холодной войне, и цель которой  – укрепление политического контроля Москвы, по крайней мере, на постсоветском пространстве. Основополагающим методом является решительный шантаж Запада, призванный дискредитировать и унизить НАТО как организацию, не способную защитить своих.
Эта стратегия была основана на трех элементах:  на концепции гибридной войны («зеленые человечки», информационный и физический террор), придуманной и «проверенной» на Украине генералом Валерием Герасимовым, главнокомандующим Генерального штаба России,  на концепции Николая Патрушева, начальника Федеральной службы безопасности России, согласно которой Москва может и имеет возможность поменять отношение глобальных сил угрозами ядерного удара ограниченной мощности и готовность сделать это в случае необходимости. Третий элемент – традиционно небрежная оценка жизни подчиненных российских правящих.
Эта комбинация работала не менее трех с половиной лет, Западное отношение к кремлевским деятелям как к вялым и трусливым гедонистам, которые ни за что не согласятся умереть за условную Нарву (город в Эстонии с большим русскоязычным сообществом), казалось оправданным, а президент США Дональд Трамп в первый год своей каденции всеобъемлющей похвалой В. Путина удивлял не только своих соотечественников.
Как в интервью журналисту Бобу Вудворду признался министр обороны США до 2019 года Джеймс Маттис, Москву как экзистенциальную угрозу Америке он начал оценивать, когда русские лично предупредили его, что они готовы применить ядерное оружие в случае конфликта в странах Балтии – грубо говоря, не думайте, что мы поставили крест на Эстонии, Латвии и Литве, если вы разместите там по батальону. Ядерный шантаж основан на психологии, убеждении, что оппонент первым потеряет самообладание, столкнувшись с драматической дилеммой – унизительная капитуляция или ядерный конфликт с человеком, живущим в другой реальности (так В. Путина характеризовала канцлер Германии Ангела Меркель).
Поворотным моментом можно считать Конференцию  по вопросам безопасности в Аспене 19-22 июля 2017 года, где Майк Помпео, только что назначенный главой Центрального разведывательного управления (ЦРУ), первый раз деконстрировал русскую стратегию, а, будучи назначенным государственным секретарем, инициировал новую доктрину американской национальной безопасности, призванную адекватно ответить на реваншистские устремления России.
Впервые она изложена в документе «The 2018 National Defense Strategy» и предусматривает  ограниченную мощность ядерного ответа, он стал и элементом официальной военной доктрины НАТО, призванным задержать Москву также в странах Балтии. Теория материализовалась в феврале этого года, когда Америка объявила о создании нового типа ядерных боеголовок ограниченной мощности (менее 10 килотонн) для ракет Trident II, Пентагон одобрил их размещение на патрульных подводных лодках. «Доктрина Помпео» против «Доктрины Патрушева» означает, что Америка непременно ответит, если Россия действительно использует тактическое ядерное оружие.
Также к тому же – 21 февраля в международном публичном пространстве появилась информация о военных учениях Соединенных Штатов, призванных улучшить реакцию в случае, если русские нанесут ограниченный ядерный удар по объекту НАТО на европейской территории. Согласно американской пословице, добрым словом и кольтом можно добиться гораздо больше, чем только добрым словом.
И подводя итог, в последнем Глобальном рейтинге миролюбия стран мира (Global Peace Index 2019) было осуществлено рейтингование 163 стран, Россия заняла 154 место. По крайней мере, из публичного пространства можно сделать вывод,  что такая позиция особенно у российских властей не вызывает беспокойства, а наоборот – хорошо, что нас боятся! Похоже, не так страшно и боятся, страны Балтии могут вздохнуть с облегчением.
Арунас Спраунюс

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online