Конкуренты обороны Балтийского моря II. Все больше внимания НАТО к Северной Европе?

апомнить, что речь идет о растущей потребности НАТО в комплексной оценке безопасности восточного фланга Альянса (об этом говорится в первой части «Конкуренты обороны Балтийского моря I. Движение вектора внимания НАТО – от Балтийского к Черному морю?),  ко…

апомнить, что речь идет о растущей потребности НАТО в комплексной оценке безопасности восточного фланга Альянса (об этом говорится в первой части «Конкуренты обороны Балтийского моря I. Движение вектора внимания НАТО – от Балтийского к Черному морю?),  когда тот «раскидывается» от Азова на юге до Норвегии на севере.
Пара, казалось бы, не особо связанных сообщений из той самой страны. 17-ого августа служба безопасности норвежской полиции задержала гражданина Норвегии, подозреваемого в передаче информации государственного значения России. Согласно ежедневной газете «Aftenposten», которая сообщила эту новость, подозреваемый работал в кампании DNV GL, занимающейся предоставлением консультационных и сертификационных услуг для судостроительной, трубопроводной и энергетической отраслей. По данным спецслужб, он общался с представителями норвежской оборонной промышленности.
Одной из основных тем телефонного разговора 13-ого июля между министром обороны США Марком Эспером и его норвежским коллегой Фрэнком Бакке-Йенсеном была российская угроза в Северной Европе. В связи с этим М.Эспер поблагодарил Осло за прием американских морских пехотинцев. В 2017-ом году, впервые со времен холодной войны, Пентагон отправил 300 морских пехотинцев в Норвегию на полугодовую ротацию, а позже Осло попросил увеличить численность военнослужащих до 700 и остаться в стране хотя бы на пять лет.
М.Эспер и Фрэн Бакке-Йенсен также обсудили стратегическое партнерство стран в сфере обороны, коснувшись, в том числе, вопроса о справедливом распределении финансов между партнерами по НАТО.
В марте в Норвегии были проведены (правда, из-за COVID-19 завершились досрочно) учения НАТО «Cold Response 2020» (« Холодный ответ 2020»), в которых приняли участие 14 тысяч военнослужащих из 10 государств Альянса, а также партнеров  Швеции и Финляндии. Их организаторы открыто заявили, что маневры в северных районах страны от Нарвика до Финмарка и на границе с Мурманской областью России в области Тромса являются ответом на возросшую военную активность Москвы на северо-западе Европы.
В феврале, накануне «Cold Response 2020», российские военно-морские учения с учениями по запуску ракет недалеко от норвежской нефтедобывающей платформы «Aasta Hansteen» глава норвежской военной разведки генерал-лейтенант Мортен Хага Лунде в интервью «Daily VG» назвал частью кампании Москвы, цель которой выразить недовольство участием его страны в НАТО.
Перед российскими военно-морскими учениями тогдашний министр обороны Норвегии Хокон Бруун-Ханссен выделил российскую военную активность в регионе, указав на серию военных учений в 2019-ом году у побережья его страны и подводные лодки Москвы в Атлантическом океане как угрозу не только для Норвегии, но и для ее союзников и американских военных в Европе. В апреле 2019-ого года 30 российских боевых кораблей, включая подводные лодки и суда снабжения Северного, Балтийского и Черноморского флотов демонстративно приняли участие в операции, которую норвежцы назвали особо сложной операцией с целью блокирования доступа кораблям НАТО к Северному, Балтийскому и Норвежскому морям.
Как в интервью телеканалу NRK заявил Х. Бруун-Ханссен, любая попытка укрепить Норвегию становится очень сложной задачей, как для его страны, так и для ее союзников.
Если НАТО только сейчас начинает заботиться о том, что происходит в Северном Ледовитом океане, Россия занимается этим давно, уже с 2009-ого года Москва уделяет приоритетное внимание Арктике – открывает новые базы или восстанавливает закрытые, строит подводные лодки. Внимание Запада к арктическому региону значительно возросло после оккупации Крыма в 2014-ом году, до сих пор НАТО испытывает здесь значительный недостаток инфраструктуры – портов, военных баз.
Москва больше не скрывает амбиций в Арктике и модернизирует армию и флот, производит новые ледоколы,  в порту Североморска на Кольском полуострове в Баренцевом море расположена военная база Северного флота России. Патрулирование российских подводных лодок в регионе уже достигает невиданных со времен холодной войны беспрецедентных масштабов.
По словам Сидхарта Каушала, исследователя из Королевского института объединенных сил в Соединенном Королевстве, русские стремятся восстановить Северный флот, который в случае кризиса мог бы взять под контроль коммуникационные линии северных членов НАТО. Согласно исследованию, проведенному по заказу министерства обороны Норвегии аналитическим центром «RAND Corporation», Москва могла бы сделать это, разместив военные корабли и подводные лодки, вооруженные «Калибром» и другими современными крылатыми ракетами, в так называемом «Медвежьем коридоре», который находится между островами Шпицберген и северной частью Норвегии.
Министерство обороны России недавно похвасталось тем, что во время испытаний новой техники десантники в Арктике совершили прыжки с высоты 10 000 метров, в прошлом году средства массовой информации сообщили о высадке российских войск во время учений в самой северной части Норвегии на Шпицбергене. Если Москва обеспечила бы себе доминирование на севере, она очень осложнила бы союзным войскам вход в скандинавские страны во время конфликта. Поэтому, по словам С.Каушала, западные союзники, вероятно, разработают двухэтапный ответ – сосредоточат внимание на патрулировании коридора Гренландия-Исландия-Великобритания для контроля подводных рейсов в Атлантический океан и на патрулировании в Баренцевом море с целью контролировать движение судов над и под водой.
Запад уже принял меры – в октябре 2018-ого года НАТО провела учения «Единый  » (Trident Juncture), во время которых тренировались защищать Норвегию. Это были крупнейшие военные учения НАТО со времен холодной войны, в Норвегию прибыло 40 тысяч военных 31 страны. Нейтральные Финляндия и Швеция также направили войска на учения и предоставили свои базы. Учения по защите от атаки технологически продвинутого противника проходили в воздухе и на море от Балтики до Исландии. Также на суше – по всей Норвегии, за исключением самого северного региона у границы с Россией.
В 2018-ом году впервые после трехлетнего перерыва в Арктике появился авианосец США. Западные союзники все чаще посещают регион. В мае этого года военные корабли США и Великобритании вошли в Баренцево море, которое имеет жизненно важное значение для России в Арктике, это были первые маневры Запада в этих водах за три десятилетия. Присутствовали три американские эскадренные миноносцы, корабль поддержки и британский фрегат, все они были вооружены современными системами противоракетной обороны и оружием, способным атаковать цели на берегу. До этого корабли научились охотиться на подводные лодки в Норвежском море. С. Каушал отметил, что такие учения становятся новой нормой, и их число будет только увеличиваться.
Русские ответили в 2019-ом году учениями «Океанский щит», а перед «Trident Juncture» в 2018-ом году провели мощные учения «Восток» (не проводили 37 лет), в которых приняли участие сотни тысяч солдат, авиация, десятки тысяч танков и бронитранспортеров. Этому предшествовали  учения  аналогичных масштабов «Запад».
Пентагон готовит базу недалеко от Осло для размещения своих истребителей. Дополнительные силы морских пехотинцев в Норвегии будут размещены ближе к России. В Швеции американские морские пехотинцы уже некоторое время учатся защищать сложную береговую линию Балтийского моря.
К тому же, ассоциативно с балтийскими реалиями. Обеспокоенность Швеции намерениями России в Европе и регионе Балтийского моря была вызвана инцидентами, когда российские военные самолеты приблизились к шведским самолетам, и случай в 2014-ом  году, когда недалеко от Стокгольма была замечена таинственная подводная лодка,  как подозревалось, русская, хотя Москва это отрицала. Кроме того, в июне 2015-ого года Центр анализа европейской политики США (CEPA) опубликовал отчет, в котором говорится, что Россия организовала военные учения, в которых приняли участие 33 тысячи военнослужащих и во время которых было имитировано вторжение на Готланд и другие территории.
После этих событий Швеция в 2016-ом году объявила о переброске 150 пехотинцев на остров Готланд, а в июле следующего года контингент вырос до 300 военных. После распада Советского Союза Швеция сократила расходы на оборону и в 2005-ом году расформировала полк в Готланде и продала казармы острова.
По словам шведского аналитика Карла Неретниекса, оккупировав Готланд, находящийся посреди Балтийского моря, Россия может разместить на острове мобильные ракетные комплексы класса «земля-воздух» и  так угрожать не только всем государствам региона – членам НАТО, но и ограничивать ответные меры Альянса. Восемь государств Северной Европы и региона Балтии с точки зрения обороны становятся все больше взаимозависимыми, поэтому и миссия НАТО по координации становится все более важной. Следует также отметить, что, хотя Швеция и Финляндия не являются членами Альянса и не подпадают под доктрину коллективной обороны, эти страны особенно активно сотрудничают с НАТО. Каждая страна все больше связана со всеми.
Речь идет о Скандинавии как гаранте безопасности северного фланга НАТО. Опять же, следует напомнить, что это не означает перетягивание одеяла безопасности за счет стран Балтии. Об этом говорит и то обстоятельство, что Норвегия – один из ближайших (неафишировавшихся) партнеров Литвы в формате НАТО. Обе стороны сотрудничают в сфере обороны во многих отношениях – от планирования оборонной политики до учений. Постоянно проходят встречи министров, командиров армий и формирователей политики в многосторонних форматах: стран Северной Европы и Балтии (Nordic-Baltic), Северных стран, Совместных экспедиционных сил Великобритании (JEF), которые вносят вклад в укрепление сотрудничества в области безопасности.
С середины прошлого года Норвегия направляет военных в Литву, в боевую группу батальона фронтовых сил НАТО, которую возглавляет Германия, в 2005-ом, 2007-ом и     2015-ом годах направляла военных и истребителей в Балтийскую воздушную полицейскую миссию НАТО в Шяуляй. Военное сотрудничество активизировалось с приобретением Министерством национальной обороны норвежской ракетной системы средней дальности для противовоздушной обороны NASAMS (Norwegian Advanced Surface to Air Missile System), приобретены и установлены две батареи противовоздушной обороны. Норвегия передала Литве системы противовоздушной обороны малой дальности RBS-70, литовские вооруженные силы приобрели у них корабли для военно-морских сил. За последнее десятилетие в учениях в Норвегии приняли участие несколько десятков литовских военнослужащих военно-воздушных сил, военно-морских сил, специалистов сухопутных войск, специальных военных операций и логистов. Литва и Норвегия сотрудничают в реализации проектов стран  Балтии BALTRON (Балтийская военно-морская эскадрилья), BALTNET (Балтийская система наблюдения за воздушным пространством) и BALTDEFCOL (Балтийский оборонный колледж).
 И наконец, Литву с Норвегией связывает и одинаковая оценка военных угроз. Как и Литва, Норвегия имеет границу с Россией, поэтому хорошо понимает, какую угрозу международной безопасности представляет агрессивное и непредсказуемое поведение этой страны и желание установить свое военное доминирование в регионе Балтийского моря и Арктики.
Арунас Спраунюс

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online