Исламология

Афганистан. И опять что-то не так. И опять пространство для политологов (и «политологов») для объяснений, что кто-то чего-то не понял и что-то сделал не так.
Не впервый раз в жизни политологов. Происходит не только что-то незапланированное, но и нелогичн…

Афганистан. И опять что-то не так. И опять пространство для политологов (и «политологов») для объяснений, что кто-то чего-то не понял и что-то сделал не так.
Не впервый раз в жизни политологов. Происходит не только что-то незапланированное, но и нелогичное. Обе мировые войны были незапланированными, не должно было быть когда-то ни Сайгона, ни теперь –Кабула.
Пророки конца СССР несколько десятилетий назад. Такие, как Андрей Амальрик, считались не совсем здоровыми не только в советской империи, но и на Западе. Трудно было вообще представить крах империи, а то, что это произойдет очень скоро … действительно невероятно. Советология как наука социальных исследований скомпрометировалась, не сумев предвидеть самого главного – распада СССР. Советологи были склонны полагать, что победить Московское государство без глобальной катастрофы невозможно, поэтому его можно (по мнению Джорджа Кеннана) только задержать. Советологи наивно ошибались, изучая планы пятилеток, развитие официально озвученных экономических показателей, казалось бы, веря в те цифры, взятые с потолка. Советологи внимательно изучали речи политических лидеров, искали «скрытые послания» на парадных фотографиях и с серьезными лицами рассуждали, почему в одной советской республике проголосовали 99,9 процента избирателей, а в другой – «всего лишь» 99,6 процента. Была написана ни одна диссертация по политическим и общественным наукам, но когда СССР распался, оказалось, что все эти исследования и прогнозы были просто сущей ерундой.
Сегодня, нечего скрывать, похожая ситуация с тем Афганистаном. Не нужно притворяться, что США и их союзникам не удалось сделать то, чего они не делали. Делали очень много и были убеждены, что поступают правильно, что создадут западный демократический Афганистан. Для этого не жалели ресурсов, этому посвящены два десятилетия, время, когда поменялось поколение. Были почти уверены, что цель уже достигнута, потому что именно достигнутая цель была формальным мотивом для прекращения, якобы самой продолжительной войны в истории США (по моему скромному мнению, Холодная война длилась дольше, хотя тоже закончилась не так, как планировалось).
Сразу можно сказать, что «исследования» СССР и Афганистана имели одни и те же методологические недостатки: в обоих случаях страны рассматривались как сообщества, различающиеся от государств либеральной демократии, и все эти различия считались злом, избавившись от которого, все было бы хорошо. Говоря конкретнее, все исламские государства несчастливы в той мере, в какой они отличаются от Запада, поэтому «западничество» – это истинный путь к счастью.
Сколько усилий не было бы вложено в то, чтобы все облечь в одежду политкорректности, исламская цивилизация в целом считалась отсталой. Ее нужно было познакомить с прогрессом, просветить, освободить от догм веры и даже одеть по-европейски. Искренне. И совершенно наплевательски отнеслись к тому, что об этой «отсталости» Афганистан и исламский мир имеют свое видение, к которому исламологи в значительной степени отнеслись с презрением.

Что же мы правильно или неправильно рассуждаем о политическом исламе? Мы – это совокупность комментариев и исследований, которые пришлось заметить, спросить и прочитать. Я не претендую на целостность и справедливость. Правильно или неправильно – пусть решают исламологи настоящего и будущего.
Христианство и ислам – непримиримые , и конфликт между ними неизбежен. Наверное, неправда. В основных религиозных текстах много одних и тех же личностей, и эти личности неконфликтные. Но политологи, которые полагаются на предположение, что ислам в сущности не может измениться, предсказывают, что конфликт между Западом и Востоком теперь будет означать не конфронтацию между ядерными государствами, а войну между традиционным христианством и исламом. Интересно: Россия в этом конфликте может играть роль маневрирующего нейтрального государства, что-то вроде роли Индии в так называемом Движении неприсоединения во время Холодной войны.
Ислам как вера является неотъемлемой частью политики некоторых стран. На самом деле так. В евроатлантическом сообществе практика веры рассматривается политиками как своего рода «занятие досуга», и делается попытка настоятельно отделить веру от политики. Сэмюэл Хантингтон видел большое преимущество западной цивилизации в том, что авторитеты в политике и религии различаются, но не исключено, что в XXI веке преимущество может превратиться в недостаток. Сила исламской веры явно лучше консолидирует общество, чем западная вера в силу общего рынка и торговли.
Ислам предлагает привлекательную идею преобразования мира. Скорее неправда, и это хорошая новость для Запада. Ислам, вместо того, чтобы диктовать свои условия миру, начал разрушать существующее, как будто только уничтожив его, можно что-то создать. Разрушение вредит самому исламу. Сегодня в исламской политике нет привлекательных глобальных предложений, поэтому и глобальная исламская революция вряд ли возможна.
Конфликт цивилизаций неизбежен. Очень похоже на правду. Если мы и дальше будем думать, как до сих пор. Война будет долгой, и давайте не будем жаловаться, что мы проиграли и на этом все кончилось. До конца далеко, и, кстати, мы можем победить.
Egidijus Vareikis

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online