Застрявший конвой: конец

В первые дни мая на многих новостных интернет-порталах появилось лаконичное сообщение: Министерство безопасности Боснии и Герцеговины отказалось пропустить в страну группу российских военных медиков. Согласно сообщению, опубликованному на собственном инте…

В первые дни мая на многих новостных интернет-порталах появилось лаконичное сообщение: Министерство безопасности Боснии и Герцеговины отказалось пропустить в страну группу российских военных медиков. Согласно сообщению, опубликованному на собственном интернет-сайте министерства, конвой из 24 специалистов и пяти автомобилей специального назначения отправлялся дезинфицировать от коронавируса одну из городских клиник Мостара. Как видно из вышеупомянутого сообщения, российских военных медиков в страну пригласил Драган Чович, глава Дома народов Боснии и Герцеговины.
Несмотря на это приглашение, помощники в Мостаре так и не появились, поскольку пограничникам не было дано указания пустить их на территорию страны. Что случилось, что якобы бескорыстную помощь предлагающие московские посланники, которые ранее с фанфарами караванами шли через разоряемую пандемией Италию, отправлялись на военных самолетах в Сербию и даже посылали оборудование для борьбы с болезнью в США, стали нежеланными гостями в небольшом балканском государстве? Было ли это связано с несоблюдением требований законодательства и процедурными трудностями (как указывается в официальном сообщении Министерства безопасности Боснии и Герцеговины), или эта история имеет более серьезные причины? Возможно, несостоявшееся пребывание «спасателей» стало первым примером того, что мир просто больше не хочет «даров» Кремля? Тем более, что за последний месяц можно было убедиться в том, что это – не такие уже и подарки.
Но сначала давайте подробнее рассмотрим официальную версию события, представленную Сараево. Согласно указанному сообщению, 30 апреля Министерство иностранных дел Боснии и Герцеговины ознакомило службу безопасности с нотой посольства России, в которой выражена просьба разрешить въезд в страну конвою с гуманитарной помощью. Получив это сообщение, министр безопасности Фахрудин Радончич обсудил его с министром обороны Сифетом   Поджичем. Затем Министерство обороны представило заключение Министерству иностранных дел, в котором подчеркнуто, что только Государственный президиум (коллегиальный высший руководящий орган, состоящий из представителей народов трех стран) может принять решение о пропуске военного подразделения чужой страны. Этим речь о миссии российских военных медиков и закончилась.
А ведь началась она, как обычно, с громких заявлений. Во второй половине апреля российское государственное информационное агентство ТАСС, опираясь на источники в Министерстве обороны, сообщило,  что по указанию президента Владимира Путина гуманитарная помощь вскоре прибудет в Боснию и Герцеговину на трех военно-транспортных самолетах Ил-76, таких же, как те, которые ранее приземлялись на итальянской базе военно-воздушных сил Пратика-ди-Маре недалеко от Рима, и оттуда автоколонны грузовых автомобилей демонстрационным маршем направились к северу страны. Что касается Боснии и Герцеговины, то в сообщениях, наводнивших российские интернет-порталы, отмечается, что «спасатели» устремляются в эту страну по приглашению руководства ее региона, Республики Сербской (не следует путать с Сербией). Здесь же указывается, что на официальном сайте руководства этого региона выражена благодарность за медицинское оборудование, которое будет доставлено в аэропорт Баня-Лука.
Теперь уже ясно, что с такими новостями явно поспешили. Видимо, после предыдущих «гуманитарных миссий» надеялись, что и на этот раз все пройдет гладко. Но этого не произошло, поэтому Москве просто нужно было проглотить горькую пилюлю – больше, чем через неделю после конфуза никаких сообщений о реакции Кремля на неудачу так не было. А могла ли она быть после того, как предыдущая «бескорыстная» помощь России другим странам в борьбе с коронавирусом вскоре раскрыла ее истинные цели?
Здесь следует вспомнить начало апреля, когда Россия отправила в США медицинское оборудование и средства защиты. Все это было представлено Москвой как безвозмездная помощь, о которой президент Дональд Трамп якобы попросил в телефонном разговоре с российским лидером Владимиром Путиным. А после того, как поблагодарил Россию за помощь, президент США сразу же получил резкую критику за помощь Кремлю в проведении его пропагандистских акций.
Так или иначе, 1 апреля Россия отправила в США 45 аппаратов искусственной вентиляции легких, 4 тысячи противогазов, 15 тысяч респираторов. В посылке также были дезинфицирующие средства для рук, хирургические перчатки и специальная медицинская одежда. Телеканал США ABC тогда сообщил, что весь груз был передан в Нью-Йорк и в штат Нью-Джерси. Однако на вопрос о том, использовалась ли российская помощь в местных больницах, журналисты ABC так и не получили ответа.
Возможно, ответить на этот вопрос было не очень удобно для администраций обоих штатов. Дело в том, что, согласно другим источникам ABC, большая часть полученного оборудования оказалась совершенно непригодной. Во-первых, аппараты искусственной вентиляции легких адаптированы к напряжению 220 вольт, в то время как напряжение в сети в США в два раза меньше, поэтому это оборудование пришлось бы переделать. Во-вторых, военные противогазы М-95 предназначены для защиты от химических и биологических воздействий и покрывают все лицо, поэтому не подходят для врачей, работающих с пациентами.
Мало того, среди аппаратов искусственной вентиляции легких, присланных из России, есть оборудование, выпускаемое Уральским аппаратным заводом. Это предприятие принадлежит концерну «Радиоэлектронные технологии», к которому сама Америка применяет самые строгие санкции с 2014 года. А это означает, что принятие такой посылки компрометирует решения самой администрации президента США. Дело в том, что для совершения такой сделки требуется специальное разрешение Департамента финансов США.
Тем более, что за Америке ненужный хлам Москва выставила государственному департаменту США счет на сумму 660 тысяч долларов. Некоторые комментаторы социальных сетей предполагали, что В. Путин за эту «гуманитарную» помощь ожидал иного вознаграждения, скажем, ослабление санкций в отношении России. И не дождавшись этого, он разозлился и потребовал деньги. С другой стороны, когда груз достиг Америки и ее президент сдержанно поблагодарил за помощь, Государственный департамент объяснил, что все это оборудование – не благотворительность, а просто покупка. А если это так, то ложь Москвы о бескорыстной помощи кажется совсем абсурдной, поскольку она неизбежно должна была вылезть как шило из мешка. Так или иначе, неудачная кремлевская пропагандистская акция провалилась.
Наконец, даже первую, самую громко растрезвоненную (и точно так же не очень пригодную для кого-либо) «гуманитарную помощь» Италии Москва пыталась превратить в сделку, и теперь это становится очевидным. Примерно в то же время, когда последний конвой российских военных медиков застрял на пути в Боснию и Герцеговину, итальянский портал журналистских расследований «Linkiesta» сообщил о письме, направленном председателю комитета Сената по иностранным делам Вито Петрочелли его коллегой из Государственной Думы России Леонидом Слуцким. В этом письме российский сенатор напоминает о помощи Москвы Италии в борьбе с коронавирусом и просит оказать давление на европейских лидеров в Брюсселе, чтобы они отменили санкции, наложенные на Россию после ее агрессии против Украины.
«Западные страны, которые называют себя демократическими, ввели различные виды санкций почти для трети населения мира и не планируют отменить их даже во время борьбы с коронавирусом. Я обращаюсь ко всем политикам с призывом отказаться от деструктивной политики санкций», – писал Л. Слукий в письме.
В нем можно увидеть отчаянную реакцию на то, что 3 апреля Генеральная Ассамблея ООН отказалась принять резолюцию, предложенную Россией и семью другими странами об отмене санкций против ряда государств, включая саму Россию, из-за борьбы с коронавирусом. Тогда контролируемое Кремлем информационное агентство «РИА Новости» опубликовало заявление очень похожего тона и стиля, в котором говорится, что «небольшая группа государств- санкционной  (…)  смогла поступиться своими политизированными подходами и интересами». Как видим, российские политики сейчас пытаются обратиться к отдельным получателям «благотворительности», прежде всего к Риму. «Наконец, Москва выставила счет за отправку помощи (в том числе военной) в Италию для борьбы с коронавирусом», – отмечает «Linkiesta».
Эта попытка России найти заступников в Риме вряд ли даст результаты. Как не дала их до сих пор. Тем более что реальные мотивы благодеяния Москвы в последние пару месяцев стали слишком очевидными. С помощью «гуманитарной помощи» Москва не смогла ни ослабить санкции, ни рассорить западные государства, ни добиться большего уважения со стороны международного сообщества. А дверь Боснии и Герцеговины, захлопнутая для «благотворительности», может быть признаком того, что российский арсенал «вирусной дипломатии» уже исчерпан.
Арас Лукшас

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online