Карабах? Новая русско-турецкая война

То, что происходит в регионе, известном в мире чаще всего под русифицированным названием Нагорный Карабах, — это не просто схватка двух небольших государств. За ней скрывается гораздо более глубокий и сегодня очень актуальный геополитический контекст.
Я н…

То, что происходит в регионе, известном в мире чаще всего под русифицированным названием Нагорный Карабах, — это не просто схватка двух небольших государств. За ней скрывается гораздо более глубокий и сегодня очень актуальный геополитический контекст.
Я не буду здесь пересказывать историю региона, она длинная, сложная и поучительная для политологов. Я только напомню то, что война не является большим политическим удовольствием и возникает в основном потому, что никакие другие средства не помогают в борьбе за справедливость.
Если изначально предположить, что это всего лишь двусторонний конфликт, мы легко поймем, за какую справедливость здесь приходится бороться.
Азербайджанскую справедливость можно назвать географической справедливостью. Территория Нагорного Карабаха, как не крути, является частью Азербайджана, признанной международным сообществом, и страна имеет право управлять этой территорией. Следовательно, все боевые действия, которые там происходят, формально проходят на территории Азербайджана. На самом деле это серьезный аргумент (как будет сказано позже) даже для России. Карабах стал для каждого азербайджанца делом чести государственного доверия.
Армянскую справедливость я бы назвал этнической. Большинство людей региона считают себя армянами. Действительно, согласно многовековой доктрине Вильсона, нация имеет коллективное право на собственное государство или, по крайней мере, право решать, какому государству принадлежать. «Забирание» Карабаха (Арцаха) было важным геополитическим достижением для Армении, которая с географической точки зрения за последние несколько сотен лет только уменьшалась, так что это стало делом чести Армении, возможно, немного меньшим, чем «наличие» горы Арарат, но все же очень важным.
Война за честь нации – это не национальное зло, поэтому обе стороны искренне полны решимости сражаться.
У России, объявившей распад СССР геополитической катастрофой, тоже есть свои «дела чести». Южный Кавказ – это бывший СССР, поэтому хочется удержать его под своим влиянием. Интерес России лучше всего иллюстрируется анекдотом в стиле «армянского радио». Вопрос: на чей стороне Россия в армяно-азербайджанском конфликте? Ответ: на стороне конфликта. Понятное желание России заключалось (и, возможно, до сих пор) в том, чтобы сохранить обе страны в своей сфере влияния. Ей нужна близкая заграница. Страны Балтии уже очень далекая заграница, Украина отдаляется, Среднюю Азию медленно захватывают китайцы… Кавказ … Кавказ?
В «деле» Нагорного Карабаха России удалось стать значимым участником событий. «Осью» стратегии Армении была победа в войне и де-факто территория в их руках. Это давало возможность армянам долгое время утверждать, что проблемы Карабаха нет, точнее – больше нет, она просто решена. Армения устроила жизнь своего народа так, что по соседству у нее нет друзей, только враги или временные друзья. Поэтому у нее не было другого выбора, кроме как положиться на Россию, надеясь, что русские имели в виду что-то вроде на записи одной из мемориальных досок в Вильнюсе, перефразируя – кто является врагом Армении, тот враг и России.
Такой выбор долгое время, даже до последней схватки, казался правильным и эффективным. Каким бы сильным ни стал Азербайджан (хотя неожиданно, что станет), он никогда не решится на войну с Россией. Но дружба с Россией не была бесплатно. Пришлось впустить российские военные базы. Какой бы ни была власть в Ереване, она понимала, что отношений с Россией нельзя портить, нельзя, кто бы ни сидел в Москве.
Стратегическим выбором Азербайджана было ни в коем случае не отказаться от желания вернуть Карабах, сделать это даже своей важнейшей геополитической задачей. Этой стране в основном были нужны две вещи. Первая – это военная мощь, которая заставляет чувствовать себя сильнее Армении.Мощь Азербайджан мог создать сам (особенно, когда цены на нефть еще не были такими низкими). В то же время он придумал аргумент – «мы можем выиграть войну, но мы хотим решить вопрос мирным путем!» Почти тридцать лет Азербайджан готовился к войне и нашел союзника, который не боится России. Турцию. Теперь уже: «кто яляется врагом Азербайджана, тот враг и Турции!»
Это в корне и подорвало стратегию Армении, которая для защиты своих интересов использовала тот же вызванный Россией страх. Когда появились такие, которые не боялись России, выяснилось, что Россия не так уж торопится помогать армянам, тем более что и нынешнее правительство Армении — это не то правительство, которое любит Москва.
В более широком смысле азербайджанцы отвоевывают Карабах, но более важно другое – если это произойдет, это означает, что Турция выигрывает войну с Россией.
Армения не была готова к войне в том смысле, что все еще надеялась, что азербайджанцы не решатся, а турки реально им ничем не помогут. Но турки помогли (и помогают), и азербайджанцы были настроены решительно. И вообще не важно, кто выстрелил первым. Россия также оказалась неподготовленной и не верила, что азербайджанцы в один день перестанут бояться. А они больше не боятся.
Так что у России нет свободы маневра. Сейчас открыто встать на сторону Армении, а тем более войти на официально признанную территорию Азербайджана – слишком дорогое «удовольствие». Позволить Азербайджану победить – значит позволить разрешить конфликт по-своему, что также невыгодно для России.
Не участвовать вообще – означает проявить слабость. Остается предложить переговоры и руководить ими, надеясь сохранить свое влияние, возможно, даже завершить переговоры каким-то промежуточным решением. Но и это не победа.
Помощь Турции Азербайджану отщепляет от России еще одну часть так называемой ближней заграницы. И, похоже, это не конец. Недавно Турцию посетил президент Украины Зеленский. И что он там искал? Помощи в ведении войны против агрессии России (или поддерживаемых ею сепаратистов). Чем-то похоже на Карабах. Только Украина, может быть, вообще меньше боится … Русско-турецкая война продолжается? Утверждения России о том, что Крым всегда русский, а Донбасс – не Украина, не могут быть вечными. И наконец, что остается им обоим – Украине и Турции. Если Западная Европа их не принимает, разбираться с «делами» приходится самостоятельно.
А что Западная Европа? Реакция подчеркнуто … нейтральная. Традиционные армянские лоббисты намного тише, поддерживающие азербайджанцев боятся сказать это вслух. Может из-за той же Турции. Теперь они ее то боятся, то не смеют сказать вслух, что восхищаются, потому что та не боится России. Возможно, и прав был патриарх геополитики Джордж Фридман, который предсказал, что Новых Османов ждет светлое геополитическое будущее.
Эгидиюс Варейкис
 

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online