Почему Россия не хочет, чтобы могилы ссыльных приводились в порядок?

Еще в конце прошлого года в России было несколько абсурдных судебных разбирательств, фигурантами которых стали как граждане Литвы, так и люди, которые общались с ними. Основная «вина» последних лиц заключается в том, что они в свое время помогли литовцам,…

Еще в конце прошлого года в России было несколько абсурдных судебных разбирательств, фигурантами которых стали как граждане Литвы, так и люди, которые общались с ними. Основная «вина» последних лиц заключается в том, что они в свое время помогли литовцам, приехавшим в Россию, чтобы навести порядок на заброшенных кладбищах, где лежат и останки высланных из Литвы людей.
Экспедиция, которая привлекла внимание российских правоохранительных органов, состоялась в начале августа 2019 года в Пермском крае. Она была организована российской общественной организацией «Мемориал», которая заботится о сохранении памяти о массовых репрессиях. Сообщается, что участники экспедиции приводили в порядок заброшенное литовско-польское кладбище в селе Галяшор.
 Представители российских правоохранительных органов обвинили участников экспедиции в «самовольном занятии лесных участков». За это пятеро граждан Литвы, которые участвовали в экспедиции, председатель пермского подразделения «Мемориала» и вся организация были оштрафованы на общую сумму в 350 тысяч рублей (5 тысяч евро). Сообщается, что российская полиция также начала два досудебных расследования.
В конце 2019 года на скамье подсудимых оказался Леонид Ладанов. Отмечается, что в его доме, находящемся в деревне Вельва-База (в 3 километрах от деревни Галяшор) останавливались участники упомянутой экспедиции. Его обвиняют в «фиктивной регистрации иностранцев» (в соответствии с российским законодательством иностранцы, въезжающие в эту страну, должны зарегистрироваться, то есть указать свое место жительства и т. п.). Согласно этому обвинительному заключению, 68-летнему Л.Ладанову грозит не только штраф в размере до 500 тысяч рублей (т. е. свыше 7 тысяч евро), но и тюремное заключение на срок до трех лет.
Понятно, что власти России пытаются представить всю эту историю как имеющую криминальный оттенок (незаконное присвоение лесных участков и т. п.). Но совершенно очевидно, что корни этой истории глубже. Ее следует рассматривать как предупреждение всем тем, кто в России стремится сохранить память о массовых репрессиях, жертвами которых стали люди разных национальностей. Отмечается, что сами обвинения, выдвинутые против участников экспедиции, являются совершенно абсурдными и необоснованными. Кстати, оштрафованным гражданам Литвы удалось обжаловать это решение в суде. Кудымкарский городской суд, в котором была рассмотрена апелляция, окончательно отменил штрафы, признав, что не были доказаны обстоятельства, которые привели к наложению этих штрафов.
Не хочет видеть «Миссию Сибирь»
Вся эта история заставляет нас вспомнить обстоятельства, прервавшие экспедиции литовского проекта «Миссия Сибирь» в Россию. Это случилось еще летом 2018 года.
Прежде всего, можно вспомнить, что «Миссия Сибирь» зародилась в 2005 году, а первая экспедиция состоялась уже  в 2006 году. На официальном сайте проекта указано, что «цель экспедиции – привести в порядок места депортации наших соотечественников, заброшенные кладбища, установить памятные символы, кресты, украшенные по литовским традициям обработки и украшения крестов, в память о погибших литовцах». Стоит отметить, что с самых первых экспедиций «Миссия Сибирь» без особых проблем отправлялась в Россию – на места захоронения ссыльных, но, как уже упоминалось выше, эта история в 2018 году прекратилась. Летом того же года посольство России в Вильнюсе отказалось выдать визы участникам “Миссии …”.
Следует отметить, что у посольства были свои аргументы. Официально такой шаг сделан в ответ на «ужесточение Литвой своей позиции в отношении мемориальной деятельности России на территории Литвы». Речь идет о деятельности посольства России, связанной с ухаживанием за могилами воинов Советской армии на территории Литвы. Посольство обвинило Литву в нежелании работать над двусторонним соглашением о “солдатских могилах”. Здесь прежде всего следует отметить, что практически нет необходимости в таком соглашении. Никто не запрещал и не запрещает российскому посольству ухаживать за могилами солдат – в Литве эти действия регулируются «Правилами обращения с недвижимым культурным наследием, представляющим значительный интерес для зарубежных стран», утвержденными Министерством культуры Литвы. Последняя редакция правил была принята в конце июня 2018 года.
С другой стороны, похоже, что именно «Правила …» посольству и не угодили. Во-первых, они, по существу, запрещают строить новые памятники и монументы в мемориальных местах без согласия соответствующих литовских институций. Также разрешено восстанавливать старые, находящиеся в аварийном состоянии памятники, но в них нельзя использовать советские и нацистские символы, запрещенные в Литве. Можно предположить, что посольство России увидело в обновленных правилах препятствие для распространения своего исторического нарратива в Литве посредством так называемой политики памяти, осуществляемой посредством управления объектами советского наследия. Невыдачу виз участникам «Миссии Сибирь» тогда можно рассматривать как месть или как попытку оказать соответствующее политическое давление на Литву.
Следует отметить, что визы экспедиции «Миссия Сибирь» не были выданы и в 2019 году.
Вместо России участники экспедиции теперь отправляются в Казахстан, куда в советское время тоже ссылали литовцев. Астана не препятствует приведению в порядок могил ссыльных литовцев.
Однако Москва избавиться от регулярных визитов «Миссии Сибирь ” могла и по другим причинам. Если это предположение верно, то можно сказать, что в 2018 году просто была увидена возможность сделать это.
 Особенности исторической памяти России
История XX века – это то поле, в котором Кремль все еще активно борется. Именно в этом контексте следует рассматривать как ситуацию с Пермским «Мемориалом», так и решение больше не впускать экспедицию «Миссия Сибирь» в Россию. Это не только политическая месть литовскому государству, но и стремление сформировать благоприятную для Москвы картину истории.
Нетрудно заметить, что в интерпретации истории XX века Кремль активно возвращается к основным советским нарративам. Можно даже сказать, что сегодня Москва своеобразно идет еще дальше. Иногда вспоминаются даже экзотические – ранние – советские нарративы. В качестве примера можно упомянуть несколько неожиданную попытку Москвы переложить вину за начало Второй мировой войны на Польшу (и соответственно преуменьшить историческое значение пакта Молотова-Риббентропа и его секретных протоколов). Именно утверждения такого типа можно было найти в кремлевских пропагандистских рассказах в прошлом году, когда отмечалась 80-я годовщина начала этой войны. Другими словами, возвращаемся к тому, что в своей ноте Вацлаву Гржибовскому, послу Польши в Москве, 17 сентября 1939 года написал тогдашний народный комиссар иностранных дел Советского союза Вячеслав Молотов.
Можно заметить, что таким образом нынешние российские власти стремятся реабилитировать Сталина и его работы. Есть даже несколько предположений относительно того, почему это делается. Прежде всего, Сталин связан с историей Великой Отечественной войны (так в России называют период Второй мировой войны 1941-1945 годов, который начался после того, когда нацистская Германия напала на Советский Союз). Эта война коренится в массовом сознании российского общества как важнейшее событие XX века. Именно этот исторический период часто используется в современной российской пропаганде,
с ним связан и нынешний культ Победы и его празднования 9 мая, который Москва активно поддерживает и культивирует.
Сталина также часто изображают как модель решительного политика, символ «твердой руки». В нынешней авторитарной России оправдание или даже возвышение его стиля управления тоже понятно. Наконец, и имидж Владимира Путина основан на той же «твердой руке», автократии, решительности в принятии решений и т.п.
Но в истории и в исторической памяти есть и вещи, которые создают серьезные проблемы для хорошего исторического имиджа Сталина. Прежде всего, массовые репрессии в Советском Союзе. И информационные, и материальные памятники, свидетельствующие о них, становятся проблемой для пропагандистских нарративов Кремля – как для сказок о том, как прибалтийские страны «добровольно» присоединились к Советскому Союзу, так и для утверждений о равенстве, братстве и дружбе между народами в советское время.
Казалось бы, достаточно знаний о массовых репрессиях, чтобы этот исторический факт невозможно было стереть из памяти народа. Но похоже, что у Кремля здесь есть долгосрочный план. Наконец, делая акцент на некоторых вещах (индустриализации и «вкусном пломбире» советской эпохи) и не акцентируя внимание на других (агрессивная экспансионистская политика, массовые репрессии) можно достигнуть, чтобы в обществе в конечном итоге сформулировалaсь бы желаемое видение соответствующего исторического периода – с достижениями и без репрессий.
Во всем этом контексте понятно, что российские власти хотели бы, чтобы могилы ссыльных и политзаключенных как можно скорее захватили леса и болота, так что память о них испарилась даже в тех краях, в которых они не по своей воле оказались, где они пытались выжить и начать свою жизнь заново. Поэтому ни деятельность «Миссии Сибирь», ни местной организации «Мемориал» в России не желательна,  потому что приведение в порядок кладбищ и установка памятных знаков напоминают о репрессиях, о болезненной (прежде всего – самой России)  истории и не позволяют утверждать, что Сталин был просто «хорошим управляющим», который заботился о светлом будущем Советского Союза. 
Виктор Денисенко        

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online