Кризис, вызванный коронавирусом – среда для геополитических игр

Еще в 2009 году политический аналитик Дениэл В. Дрезнер веселился, исследуя, как зомби-апокалипсис может повлиять на международную политику (позже, в 2011 году, на эту тему он опубликовал всю книгу «Теории международной политики и зомби»). При нынешней си…

Еще в 2009 году политический аналитик Дениэл В. Дрезнер веселился, исследуя, как зомби-апокалипсис может повлиять на международную политику (позже, в 2011 году, на эту тему он опубликовал всю книгу «Теории международной политики и зомби»). При нынешней ситуации в мире размышления Дрезнера снова становятся актуальными. Необходимо отметить, что модель фантастических рассказов о зомби основана именно на принципе распространения заразы (вирусной инфекции). Нечто подобное происходит в современном мире, когда речь идет о пандемии коронавируса COVID-19.
Например, среди размышлений Дрезнера есть наблюдение, что, согласно теории неоконсерватизма, зомби следует понимать как «экзистенциальную угрозу для образа жизни людей», а ответ на угрозу, соответственно, быстрый и агрессивный. Среди вариантов такого ответа – оккупация страны, которая оказалась в вихре зомби-апокалипсиса, чтобы сформировать там форпост сопротивления человечества (здесь все цитируется в соответствии с постом Д. В. Дрезнера в блоге «Foreign Policy»).
Разумеется, представленные размышления следует рассматривать в первую очередь как интеллектуальную игру, но вопрос о том, как глобальная кризисная ситуация может повлиять на действия того или иного государства, остается открытым. В этом случае – давайте поговорим о России.
Москва уже отправила свою медицинскую помощь в Италию (в страну, наиболее пострадавшую от COVID-19 в Европе). Сообщалось о 100 медицинских работниках и большой партии медицинского оборудования, которая была доставлена 9 грузовыми самолетами военно-воздушных сил России. Конечно, это еще не оккупация «пострадавшего государства», но Москва в этом случае явно играет в свои политические игры, особенно если то, что сообщила итальянская газета «La Stampa», правда. В публикации упомянутого издания  утверждается, что 80% помощи, отправленной Россией бесполезна с точки зрения реальной борьбы с COVID-19.
Можно сказать, что в этом случае Москва решила воспользоваться ситуацией и перенять инициативу. В то время, когда информация о поддержке Италии Европейским союзом была довольно скромна, этот шаг России широко освещался (прежде всего самой Москвой). Возможно, Кремль надеется, что, чувствуя благодарность России, Рим может стать союзником Москвы в стремлении отменить европейские санкции. Кстати, сама Москва также довольно широко поднимает этот вопрос на международном уровне, говоря об общей солидарности и необходимости отмены санкций. Например, Владимир Путин, на видеоконференции с другими лидерами G-20 высказал идею «моратория на санкции».
Здесь стоит вспомнить, что на Россию наложены санкции за захват Крымского полуострова, принадлежавшего Украине. В принципе, их можно было отозвать только после возвращения аннексированной территории  Киеву.
Поле битвы – информационное пространство 
Ситуация с пандемией COVID-19 также открывает новые возможности и для так называемой информационной войны. Еще в середине марта Генеральный секретарь США Майк Помпео публично обвинил Россию, Китай и Иран в проведении целенаправленной информационной атаки против США. По его словам, целью атаки является распространение дезинформации о коронавирусе и способности США справиться с этой проблемой. Цель такой информационной атаки – вызывать панику в обществе.
Почти в то же время газета «The Financial Times» опубликовала статью, в которой говорится  о неразглашаемом отчете Европейского Союза, в котором также зафиксирована усиленная пропагандистская атака на объединенную Европу. В публикации говорится, что ключевые нарративы, «выдвигаемые» СМИ, контролируемыми Кремлем, связаны с утверждениями о неспособности ЕС контролировать ситуацию с распространением COVID-19. Цель такого нападения – вызывать ту самую панику среди простых людей, а также разрушать европейское единство.
Все это не что иное, как пример реализации достаточно известного пропагандистского метода «Горячий картофель» (англ. Hot potato). Суть этой техники заключается в том, чтобы продвигать определенное событие или просто использовать в своих интересах реальное событие, независящее от источника пропаганды. Кстати, соответствующие «горячие» нарративы начинают проникать и в информационное пространство Литвы (и других стран Балтии). Об этом свидетельствуют результаты мониторинга таких повествований (автор этого текста участвует в одном из соответствующих специальных проектов). Для научного рассмотрения  таких нарративов еще потребуется время, но уже сейчас можно говорить об основных тенденциях. Поддерживаемая Кремлем пропаганда активно распространяет утверждения о том, что солидарность ЕС и НАТО уже рухнула, что Италия оставлена на волю судьбы (и что Литва или другие государства в регионе также будут оставлены), что Россия и Европа объединятся, чтобы бороться с «реальным вызовом – коронавирусом», а это значит, что «балтийские русофобы уже проиграли».
Возможность еще одной авантюре
Необходимо учитывать и то, что во время пандемии  коронавируса Россия начала военные учения в Калининградской области. Как уже сообщалось, в учениях используются крылатые ракеты «Искандер» – те, которыми Москва так любит запугивать регион. Хотя учения представляются как «давно запланированные», в нынешней ситуации их также можно интерпретировать как четкий сигнал соседним странам.
Кремль любит кризисные ситуации и видит в них определенные возможности. Лучшим примером является история захвата Крыма. Москва воспользовалась ситуацией, когда Украина оказалась в глубоком политическом кризисе, не была готова к быстрым решениям, переживала своего рода межправительственный период. Все это было воспринято Кремлем как открытое окно возможностей, которое позволило эффективно аннексировать Крым. Позже Москва сама поощряла кризисную ситуацию на Украине, спровоцировав конфликт на Донбассе. Эти обстоятельства разрешают поднять вопрос о том, не попытается ли Москва воспользоваться и нынешней ситуацией в мире для достижения своих  целей?
Конечно, размышления об агрессии России против кого-либо из ее соседей теперь могут показаться дешевыми спекуляциями.  Но с другой стороны, Москва часто находится под влиянием собственных пропагандистских заявлений. Она может верить в то, что НАТО и ЕС демонстрируют недееспособность и похоронили общую солидарность во имя эгоистичного принципа «каждый сам за себя». Другими словами, это возможность добить Альянс, потому что ситуация, когда осуществляется агрессия против страны-члена Альянса, а  НАТО  неспособна на это должным образом отреагировать (не применяется статья пятая договора) означает конец этой структуры.

Как агрессия против Сакартвело в 2008 году, так и последующие события на Украине в 2014 году ясно показали, что Россия, видя возможность, любит действовать быстро и непредсказуемо (и, в сущности – нелогично). Таким образом, Кремль получает стратегическое преимущество. Поэтому и вопрос о том, может ли Москва воспользоваться нынешней ситуацией (в сущности – глобальным кризисом, вызванным коронавирусом COVID-19) для достижения своих геополитических целей, является вполне реальным.
С другой стороны, возможность того, что Москва теперь может решиться на новую военную авантюру,  весьма невелики. Кремль любит использовать кризисные ситуации других, но проблема COVID-19 носит глобальный характер. Вирус быстро распространяется и в России, что сказывается и на планах Москвы. Например, из-за коронавируса отложено голосование по поправкам к Конституции, которые откроют возможность для президента России Владимира Путина оставаться на посту главы государства до 2036 года. Угроза также нависла над помпезным празднованием Дня Победы 9 мая. Другими словами, у Кремля и так уже есть проблемы, которые он должен решать сейчас (вспомним в этом контексте и резкое падение цен на нефть).
В такой ситуации можно прогнозировать, что Россия в сущности ограничится информационной войной, и ее основной стратегической целью будет снятие экономических санкций. С этой целью Москва будет стремиться разрушить европейское единство и солидарность, спекулируя темой COVID-19 как «общечеловеческим вызовом», перед которым должны быть забыты старые разногласия. Можно также прогнозировать, что будет предпринята попытка внушить, что Москва справляется с вызовом «лучше, чем другие». Плодами своих достижений Кремль поделится только с «избранными» европейскими государствами, добиваясь их благодарности  и доброжелательности, когда в очередной раз  будет рассматриваться вопрос о продлении санкций.
Виктор Денисенко  

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online