Кремль: эволюция гибридности

За 7,5 лет от момента захвата Крыма российская политика претерпела немало изменений. Оккупация Крыма и разворачивание конфликта низкой степени интенсивности на Донбассе стали только частью гибридной стратегией Кремля. При этом активные информационные операции проводились и проводятся Россией не только в Украине.

Захват Крыма сопровождался массированной пропагандой, к которой подключились не только федеральные медиа РФ, но и некоторые западные СМИ, размещавшие материалы о «российском Крыме» Апогеем дезинформационной кампании Кремля можно назвать сообщение РИА «Новости» и ИТАР-ТАСС о переходе флагмана украинских ВМС корвет «Гетьман Сагайдачный» в ряды Черноморского флота РФ. Масштаб и размах пропагандисткой кампании позволяют говорить о ее предварительной подготовке, что опровергает официальную версию Кремля об «экстренной помощи страдающему от власти Майдана народу Крыма».

Отмечу, что в 2014 году российские «военкоры» зачастую действовали в рядах боевиков незаконных вооруженных формирований, стремясь максимально деморализовать бойцов ВСУ и добробатов и оказать негативное информационное влияние на других граждан Украины. Активная фаза трансляции ужасов необъявленной войны продолжалась до февраля-марта 2015 года, до подписания вторых Минских договоренностей. Одной из очевидных целей этих информационных ударов было раскачивание ситуации в Украине изнутри для свержения власти и подтверждения кремлевского тезиса «Киев не контролирует Украину». Стоит обратить внимание, что в официальных заявлениях руководства РФ часто звучало соответствующее словосочетание – «киевские власти».

Еще один важный аспект российской гибридной кампании 2014 года – дегуманизация украинских военных, кульминацией которого стала история о «распятом мальчике» – фейк, который опирается на традиции советской пропаганды времен Второй мировой войны. Подхваченная российскими медиа дезинформация способствовала мобилизации в ряды боевиков. Информационным локомотивом фейка стала Галина Пышняк, супруга омоновца, которая впоследствии осела в российской глубинке.

Кроме информационного воздействия на театр боевых действий (формально ограниченных, но ставших самым крупным конфликтом в Европе за 25 последних лет) Россия проводила политику систематического очернения Украины в глазах граждан ЕС и европейского истеблишмента. Цель очевидна – показать Украину как failed state (несостоявшееся государство). Усилия Кремля были направлены, в частности, на формирование негативного имиджа Украины в Нидерландах, где сторонники ратификации Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС в 2016 году потерпели поражение на референдуме.  Его следствием стало внесение в Соглашение об ассоциации положения, что даже выполнение документа не будет означать перспективу вступления Украины в ЕС.

При этом Россия активно пыталась использовать другие «слабые места» Европы, в частности, кризис беженцев 2016 года, в интересах ее дестабилизации. Еще одна заметная тенденция – провокации в отношении венгерского меньшинства в украинском Закарпатье и обстрел польского генерального консульства в Луцке (административный центр Волыни, где во время Второй мировой войны украинцы и поляки осуществляли этнические чистки).  К элементам вмешательства можно также отнести Brexit в Британии и попытки повлиять на итоги голосования на президентских выборах во Франции.

Впрочем, Европейским континентом гибридное влияние России не ограничивалось. Она постаралась повлиять на результаты президентской кампании в США. Я далек от того, чтобы считать Дональда Трампа агентом России, но сама манера его управления негативно воздействовала на ситуацию в США. Напомню, что его кампанией управлял Пол Манафорт, впоследствии осужденный за финансовые нарушения. Манафорт имеет опыт работы в России и Украине, некоторые наработки украинской президентской кампании 2010 года он применил в США.

Кремль отказался от ставки исключительно на военную силу в отношении Украины, предполагая, что подобные действия без эффекта неожиданности не будут способствовать успеху. Вместо этого он продолжил бомбардировку фейками и расшатывание позиций президента Петра (Petro в украинской транскрипции) Порошенко, поражение которого в ходе президентской кампании 2019 года в Москве восприняли как свой успех.  Владимир (Volodymyr в украинской транскрипции)  Зеленский представлялся более гибким переговорщиком, и его победе Кремль способствовал.

После смены власти в Украине Россия намеревалась усилить давление, и даже добилась уступок от украинского руководства, используя как повод встречу Нормандской четверки в Париже в декабре 2019 года. Однако продвижения в вопросе урегулирования конфликта на Донбассе не произошло.

В конце 2019 – начале 2020 года лично Владимир Путин  взялся за гибридизацию Холокоста, используя дискуссию в Польше и Литве об участии жителей оккупированных нацистами территорий в уничтожении евреев. Масштаб манипуляций Кремля оказался столь велик, что руководству музей Яд-Вашем в Иерусалиме пришлось извиняться за манипуляции, прозвучавшие из уст российского президента в январе 2020 года. Тогда в Иерусалиме прошел Форум памяти жертв Холокоста, который Россия использовала как возможность для продвижения пропаганды.

Пандемия коронавируса не только сорвала празднование 75-летия победы над нацизмом в Москве, но и другие мероприятия, серьезно изменила общественно-политический климат во всем мире. Россия (вместе с Китаем как государства, руководство которых не зависит от результатов выборов) постаралась использовать инфодемию в собственных интересах, расшатывая Запад и продвигая усиление административного давления как рецепт эффективной борьбы с коронавирусом.

Уже в 2021 года Россия снова вернулась к тактике дегуманизации украинцев, продвигая историю погибшего в ОРДЛО 5-летнего мальчика. Эта история раскручивалась в контексте повышенной военной активности России у границ Украины. Отмечу, что, начиная с осени 2020 года, после известных драматизмом президентских выборов в Беларуси, на тамошние государственные медиа зашли российские информационщики. Это сразу же отразилось и на риторике Александра Лукашенко.

Безусловно, в статье упомянуты далеко не все методы российского гибридного влияния. Ее цель  – показать, что Кремль гибко реагирует на ситуацию в мире, использует разнообразные рычаги влияния и стремится навязывать свою игру не только Украине и постсоветским государствам, но и Западу. Противодействовать гибридному влиянию Кремля можно только согласованно и асимметрично.

 

Евген МАГДА, Институт мировой политики (Киев)

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online