Обмен – новая любимая игра России?

В середине ноября между Литвой и Россией произошел так называемый «обмен шпионами». Двое осужденных российских кадровых офицера безопасности, Николай Филипченко и Сергей Моисеенко, были переданы российской стороне. Взамен Москва передала Литве Евгения Мат…

В середине ноября между Литвой и Россией произошел так называемый «обмен шпионами». Двое осужденных российских кадровых офицера безопасности, Николай Филипченко и Сергей Моисеенко, были переданы российской стороне. Взамен Москва передала Литве Евгения Матайтиса и Арстида Тамошайтиса, осужденных за шпионаж. Норвегию также коснулся этот процесс обмена. Ей был передан Фруде Берг, также осужденный за шпионаж в России.
Происшедшие обмены можно рассматривать по-разному. Прежде всего, это плюс для Литвы, тем более что Вильнюс смог помочь Норвегии в этом вопросе. С другой стороны, такой вид обмена напоминает ситуацию холодной войны, когда Восточный блок и Западный блок также обменивались пойманными и осужденными шпионами. Опять же, сегодня мы можем порадоваться тому, чтоЛитва уже представляет «Западный блок», тем более что нынешнюю геополитическую ситуацию в Европе можно смело назвать новой холодной войной.
Несмотря на все это, есть еще один аспект, который стоит проанализировать – не станет ли такой обмен регулярным явлением, и в первую очередь потому, что это удобно для России?
Другой вопрос, который возникает из этого предположения, заключается в том,  не будет ли Москва специально «брать заложников», чтобы сформировать « обменный фонд» для своих собственных целей? А может она уже начала это делать?
Передали важного свидетеля
Раскрывая тему, стоит гораздо шире поговорить об истории обмена между Россией и другими странами. Стоит начать с украинского аспекта. Значительный случай обмена произошел в начале сентября этого года. Тогда Россия передала Украине группу политических заключенных, в том числе 24 моряка, которые были захвачены Москвой осенью 2018 года в результате инцидента в Керченском заливе и украинского режиссера Олега Сенцова, которого обвинили в терроризме, и других.
Украина передала России людей, большинство из которых были заключены в тюрьму за прямое или косвенное участие в конфликте в Донбассе. Среди самых известных из них- Кирилл Вышинский, глава украинского филиала российского агентства новостей «RIA Novosti», который был обвинен в государственной измене.
Следует отметить, что этот обмен ожидался еще к концу августа, но Москва остановила процесс, настаивая на том, чтобы среди тех, кто будет передан, был Владимир Цемах. Наверно, это была неотъемлемая фигура всего процесса обмена.
В. Цемах был захвачен украинскими спецслужбами на территории, контролируемой сепаратистами, и доставлен в Киев в июне 2019 года. Отмечается, что летом 2014 года он был командиром противовоздушной обороны Донецкой Народной Республики в Снежном. По сути, В.Цемах является очень важным свидетелем в расследовании трагического крушения рейса MH17 над Донбассом 17 июля 2014 года. У упомянутого человека есть информация, которая может помочь раскрыть обстоятельства этой трагедии и роль России в ней. Похоже, что Москва больше всего боялась этого и поэтому стремилась включить В. Цемаха в обмен.
Фактически Кремль сумел выиграть этот раунд. В. Цемах был передан Москве вместе с другими заключенными. Киев ранее разрешил голландским следователям опросить его, но неизвестно, получили ли они от него значительную информацию. Сам процесс обмена в то время укрепил рейтинги нового президента Украины Владимира Зеленского, но, отдав В.Цемаха, Киев потерял сильный козырь в конфронтации с Россией.
Давили на Израиль
Что касается «заложников» и их «коллекционирования» следует вспомнить еще одну историю. Весной этого года в московском аэропорту Шереметьево была задержана гражданка Израиля Наама Иссахар. В ее багаже было найдено 9,6 грамма гашиша. В октябре этого года московский суд за это преступление приговорил Нааму Иссахар к 7,5 годам лишения свободы. В этой, казалось бы, простой истории есть несколько важных нюансов.
Н. Иссахар летела через Москву транзитом. Она путешествовала из Дели в Тель-Авив. Находясь в транзитной зоне, она просто не могла достать свой багаж, в котором находились наркотики. Между тем, суд Москвы приговорил Н. Иссахар за контрабанду наркотиков.
Важно отметить и то, что в Израиле, куда летела Н.Иссахар, некоторые виды наркотиков декриминализированы. Другими словами, гражданка Израиля не думала, что совершает преступление (что, конечно, не освобождает ее от ответственности), и не планировала контрабанду наркотиков в Россию. Однако само содержание под стражей и последующее суровое наказание связаны не столько с самим правонарушением, сколько с политикой.
Отмечается, что судьба Н.Иссахар обсуждалась на встрече премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху и президента России Владимира Путина в сентябре в Сочи. Есть информация, что Москва подняла вопрос о возможности обменять Н. Иссахар на Александра Буркова, который был задержан в Израиле по запросу США еще в 2015 году. Указывается, что последний является хакером высокого уровня. Вашингтон подозревает его во взломе и кибератаках против Соединенных Штатов. Есть подозрения, что у А. Буркова может быть ценная информация о враждебных действиях России против США в киберсфере.
Похоже, что Израиль отказался рассмотреть возможность обмена, что привело к суровому приговору Н. Иссахар.
Электронные визы – приманка?
Конечно, и выдача В. Цемах в Россию, и арест Н. Иссахар могут быть истолкованы как случайные или даже совершенно не связанные истории. Однако, если предположение о том, что Кремль стремится «брать заложников» и таким образом формировать фонд для потенциальных обменов, верно – то на некоторые другие санкционированные Москвой процессы можно взглянуть совершенно иначе.
Как это ни парадоксально, но по мере того, как усиливается новая холодная война с Западом, Россия, похоже, начинает открываться больше. В данном случае речь идет о появлении в последнее время возможности получить бесплатную электронную визу России для посещения Калининградской области или Санкт-Петербурга. Статистика показывает, что эта возможность, естественно, привлекает жителей стран Балтии и, в частности, Польши. Иными словами, жителей тех государств, которые сама Москва часто трактует как «недружественные».
С другой стороны, при заполнении заявления на получение электронной визы человек сам предъявляет российским чиновникам информацию о себе. Эта информация также может быть использована для выбора потенциальных кандидатов для «захвата заложников», или для выбора потенциальных объектов для вербовки. Все эти предположения могут звучать как теория заговора, но то, что российские спецслужбы стремятся быть активными на территории стран  Балтии, и, в случае необходимости, не брезгают  брать заложников ,- это факт. Поэтому было бы наивно надеяться, что электронные визы в Россию это просто жест доброй воли или попытка исправить расшатавшуюся экономическую ситуацию путем увеличения туристических потоков.
Конечно, “захват заложников” напоминает в первую очередь тактику террористических групп. С другой стороны, сопоставление нынешней России и террористических действий не является оригинальным открытием. Это сравнение использовала, например, израильская пресса, когда писала об упомянутой в этом тексте истории Н. Иссахар.
Виктор Денисенко

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online