Новый русский колониализм в Африке

Были времена, когда Советское государство прилагало большие усилия, чтобы сделать Африку сферой своего политического влияния. С помощью СССР некоторые африканские страны после обретения независимости построили «африканский социализм», теоретики ленинизма …

Были времена, когда Советское государство прилагало большие усилия, чтобы сделать Африку сферой своего политического влияния. С помощью СССР некоторые африканские страны после обретения независимости построили «африканский социализм», теоретики ленинизма сочиняли сказки о том, как с помощью СССР можно «перепрыгнуть» стадию капитализма и от родоплеменного строя оказаться практически в коммунизме. Некоторые страны возможно и верили в это, некоторые просто пытались выжить за счет поддержки Советского Союза, если они дают, почему бы и не взять.
Не все у Москвы шло хорошо – иногда африканцы просто «обставляли» Советский Союз (в свое время изгнали из Сомали и Египта), иногда побеждали не те, которых поддерживала Москва (в Конго победил поддерживаемый Западом Мобуту, а не советский Лумумба), иногда приходилось использовать кубинских наемников (они совершали «революции» Анголы и Эфиопии) …Но с распадом СССР все эти советские проекты практически прекратились. Почти два десятилетия России в Африке как бы и не было. Но сейчас она там все больше и больше видна. Россия в прямом смысле этого слова борется за Африку.
До нас доходят все больше известий об этом. Сводки политических событий 2020 года показывают явный рост активности России в регионе. Это понятно, США так и не находят решений в вопросе выражения своих геополитических интересов, европейские страны действуют негибко, россияне не связаны необходимостью отстаивать демократические ценности, права человека, придерживаться долгосрочных экономических соглашений.
Следует вспомнить, что на саммите Россия-Африка в конце 2019 года с участием президентов или премьер-министров 45 стран Россия подписала 92 договора на общую сумму 14 млрд долларов. Хотя это не так уже много по сравнению с контрактами, заключенными китайцами или бывшими метрополиями, но бизнес в России стабильно растет, даже и во время пандемии. Россия готовится поддержать горную промышленность, предложить построить атомную электростанцию ​​в Египте и тому подобное, но наиболее успешная область деятельности России – торговля оружием, поставка вооруженных наемников и военные базы. На сегодняшний день Россия имеет военные контракты более чем с двадцати африканскими государствами.
Соотношение цены и качества российской поддержки приемлемо для многих африканских стран. В отличие от западных стран, Россия не связана с обязанностью общаться только с теми странами, которые достаточно демократичны и гарантируют права человека. Китайцы ведут себя схожим образом, и превосходит россиян в том, что имеют гораздо лучшие финансовые возможности.
По данным Стокгольмского института исследования проблем мира, около половины оружия, закупаемого Африкой, – российское. В Алжире около 80 процентов экспорта вооружений приходится на Россию. Самая высокая военная активность России наблюдается в Судане, Центральноафриканской Республике, Эритрее, Мадагаскаре и Мозамбике. Судан уже согласился создать военно-морскую базу. Это означало бы возвращение российского флота в регион через много десятилетий после того, как флот СССР был изгнан из порта сомалийской столицы. Теперь в Судане, в Красном море, русские смогут держать военные корабли, а также использовать всю оборонную инфраструктуру Судана. Договоры предусматривают обучение суданских военных и поставку различного оружия. Геополитическая значимость Красного моря несомненна, здесь один из важнейших торговых путей, базы на морском побережье имеют Китай, США, Франция, Италия, об этом мечтает и Турция.
В планах России и военные базы в Эритрее, Мозамбике и Мадагаскаре. У Эритреи два стратегически важных порта, поэтому Россия планирует создать «логистический центр». В Мозамбике российские наемники (хотя и не совсем успешно) сражались с террористами Исламского государства, но все таки их ценили, как надежных союзников
Недавно произошел переворот в государстве Мали, о безопасности и поддержании мира которого заботился ЕС, особенно Франция. В рядах протестующих были офицеры, которые обучались в ​​России. Это победа России над Францией и всем Европейским союзом, которые поддерживали свергнутого президента.
Россия и Франция. В Европе они вроде бы пытаются договориться, но в Африке интересы часто расходятся. В уже упомянутом Мали, а особенно в Центральноафриканской Республике, страны по сути воюют друг с другом.
В Центральноафриканской Республике происходит гражданский конфликт между исламской и христианской частями населения. Действующие в этой стране наемники известной группировки «Вагнера» де-факто обеспечивают безопасность президента Туадеры. В конце прошлого года во время президентских выборов именно российский контингент обеспечил «стабильность» атмосферы в стране и позволил президенту победить на выборах.
Центральноафриканская Республика, формально одна из беднейших стран мира, всегда была своего рода излюбленным геополитическим продуктом Франции. Власть в этой стране часто менялась, и это прямо или косвенно зависело от Парижа, но в последние годы Франция неоднократно оказывалась на стороне проигравших. Между тем победившую фракцию поддержала … Россия. Объем текста не позволяет более подробно объяснить, как это произошло, но в то же время необходимо подчеркнуть, что русская «игра» в данном случае была хитрой и успешной. Базы в соседнем Судане и контроль власти в Центральной Африке открывают путь к контролю над всей Сахарой, над регионом, который французы, несомненно, считали своей собственностью. Русские, правда, воюют не мудро, плохо обучают и местных солдат, но могут гордиться тем, что они все-таки поддерживают официально признанную в этой стране власть, а не ее оппонентов.
Северная Африка может быть причислена к региону Ближнего Востока, но формально это все же Африка. Политика России в Ливии важна и деликатна. Формально она поддерживает генерала Хафтара, но в то же время заигрывает с правительством, признанным международным сообществом. Цель такой политики – слабая и разделена, скажем, на российско-турецкие сферы интересов, Ливия, управляя которой можно контролировать не только ресурсы и торговые пути, но и, например, потоки мигрантов.
Зачем все это нужно России? Ей необходимо быть великим государством, и не столько из-за ресурсов Африки, сколько из-за геополитического влияния.
Москве не нужны ни стабильность, ни сильные государства, напротив, слабые и несамостоятельные политические конструкции являются продуктами политики Москвы. Россия не строит никакого нового социализма или коммунизма, Россия создала непризнанные квазигосударства по соседству и не боится поддерживать и гражданские войны, и враждующие группировки. Гибридная российская экспансия продолжается. Для специалистов по гибридной войне это хорошее обучающее средство, для будущего Африки это…
Эгидиюс Варейкис

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online