Прекрасная Россия будущего: мечта или реальность?

В декабре 2019 года в Европарламенте была создана неформальная «Группа друзей европейской России». Ее инициатором был Андрюс Кубилюс, один из литовских депутатов Европарламента. Понятно, что слово «европейский» в названии группы не относится в первую очер…

В декабре 2019 года в Европарламенте была создана неформальная «Группа друзей европейской России». Ее инициатором был Андрюс Кубилюс, один из литовских депутатов Европарламента. Понятно, что слово «европейский» в названии группы не относится в первую очередь к географическому положению России, но символизирует политические и ценностные ориентиры. Намечено, что целью этой группы является создание платформы, на  которой политики, эксперты и представители гражданского общества России могли бы дискутировать о будущем этой большой страны. Однако труднее ответить на вопрос о том, будет ли та Россия будущего, о которой идет речь, на самом деле «европейской» в политическом и ценностном отношении, или это просто ничем не обоснованная мечта, которая похожа на грустную насмешку русских либералов о “прекрасной России будущего”.
Где искать надежду?
Стремиться к диалогу с нормальной, ориентированной на Европу частью российского общества – это логичный шаг. Однако сразу следует упомянуть, что трудно сказать, сколько таких людей на самом деле в большой стране-соседе есть. Здесь можно вспомнить, что данные, опубликованные в свое время, показали, что только около 15% жителей России выступили против захвата Крыма. Это значит, что только такой процент людей в этой стране более- менее осведомлен о нормах международного права или, по крайней мере, принимает утверждение, что воровство – это плохо (поскольку захват Крыма можно рассматривать именно как геополитическую кражу). Оптимисты сказали бы, что на самом деле есть больше людей, которые в России не поддержали аннексию Крыма –  они просто боятся открыто выражать свои взгляды из-за возможных политических репрессий или социального давления. Но даже такой оптимистичный настрой не позволяет надеяться, что подавляющее большинство населения России действительно ориентировано на Европу, поддерживает принципы демократии, а все зло сосредоточено только в Кремле.
Другим важным аспектом является то, что значительное количество мыслящих, смелых и либеральных людей сегодня просто вытеснены из России. Речь идет о новой идеологической волне эмигрантов. В сущности, появление «Группы друзей европейской России» в ЕП также можно отнести к этому процессу. За пределами России оказалось немало людей, которые надеются, что с «прекрасной Россией будущего» на самом деле можно будет договориться. Кроме того, эмигранты создают и свои собственные платформы. Прекрасным примером такой деятельности мог бы стать форум Свободной России, который с 2016 г. два раза в год проводится  в Литве. Он собирает не только сотни политических эмигрантов, но и активистов из самой России. Упомянутый форум был инициирован Гарри Каспаровым.
Подобную деятельность пытается развить  и бывший политзаключенный Михаил Ходорковский. Его организация «Открытая Россия» также проводит такого рода проекты, в том числе и  общественные мероприятия –  собрания единомышленников. Кроме того, у российских эмигрантов есть уже и свои традиционные культурные мероприятия, такие как фестиваль Kulturus в Чехии и русский культурный форум «SlovoNovo» в Черногории, организованный Маратом Гельманом. Вероятно, есть и больше  примеров такого рода активности за пределами России. Но основное значение имеет другой вопрос: какое влияние все это может оказать на реальное будущее России?  
Сценарии для России
Нет вечных диктатур, а авторитарные режимы, как правило, более хрупкие, чем кажутся на первый взгляд. Нынешний политический режим в России в первую очередь связывают с личностью Владимира Путина. В. Путин, кстати, не вечен ни как человек, ни как политик. Это означает, что те или иные перемены действительно ждут Россию. Но значит ли это, что Россия будущего будет свободной, демократической и европейской? К сожалению, ответ – нет.
Прежде всего, когда мы говорим о В. Путине, мы говорим только о «верхушке айсберга». Этот политик является символом установившегося режима, но рядом с ним есть определенная команда, кроме того, в России существуют разные «центры силы», которые борются за влияние. Говорят даже, что В. Путин фактически выступает в качестве арбитра между этими конкурирующими “центрами силы”, что и определяет его личное влияние. Как бы то ни было, наивно ожидать, что «Россия без Путина» автоматически станет демократическим, свободным государством. Вероятно, нам следует говорить о некоем «коллективном Путине», а это означает, что В. Путин как личность на самом деле не такой значительный для всей системы.
Россия не исключает сценарий мягких перемен, при котором нынешний президент может быть просто пожертвован системой, свалив на него вину за ухудшение отношений с Западом, экономический кризис, ухудшение жизни людей и т.п. Проще говоря, существующая система может, пожертвовав В.Путиным, попытаться выйти из изоляции, улучшить свои политические и экономические отношения с Западом и обновить свой имидж, не подвергаясь радикальной трансформации.
Возможен и другой вариант трансформации внутренней системы – пожертвовать В. Путиным как «слишком мягким», заменив его «настоящим ястребом» (эта роль подошла бы нынешнему министру обороны России Сергею Шойгу). Это был бы сценарий усиления конфронтации, усиление радикализации России для обеспечения максимальной мобилизации общества путем игры с такими концептами, как: Россия – осажденная крепость, враг у ворот и т.п.
Даже если В. Путин умер бы или не смог бы дальше выполнять свою роль по состоянию здоровья – кто займет его место, будет решаться внутри системы. Проще говоря, нового лидера будут определять те же люди, которые сейчас у власти. Похоже, был бы реализован и возможный сценарий “наследника”, если В. Путин просто решил бы отступить от политики и пожить в свое удовольствие. Правда, выбрать такой вариант нынешнему российскому президенту, похоже, мешает страх потерять влияние и силу.
Другой возможный сценарий изменения режима –  революция. Однако, опять же, нет никаких гарантий, что это будет либеральная, демократическая революция, которая уничтожит авторитаризм и приведет Россию к свободе. В случае политических потрясений власть может попасть в руки радикальных сил (как крайне правых, так и крайне левых), что может означать замену одного авторитарного режима другим. Необходимо отметить, что и Алексей Навальный – самый популярный оппозиционный политик в современной России – по природе своей не либерал-демократ, а скорее ближе к русским националистам. Даже если ему удастся прийти к власти, уже теперь ясно, что он, например, не будет спешить возвращать Крым Украине, что само по себе говорит о многом.
Что это значит для Литвы?
Говоря о геополитическом интересе Литвы, он наиболее соответствует демократической России, с которой можно вести продуктивный диалог, основанный на общем понимании политических процессов и общих ценностей. Но, глядя на ситуацию и процессы в нашем большом соседе, трудно быть оптимистом. Мечты о дружественной и «прекрасной России будущего», скорее всего, так и останутся мечтами
Значит ли это, что нет смысла поддерживать связей с представителями русской эмиграции, поскольку от них все равно ничего ни в настоящем, ни в будущем этой страны не зависит?
Такой подход, может быть, был бы и прагматичным, но, вероятно, неправильным. Наконец, они единственные представители России, с которыми можно вести более или менее объективный диалог. Кроме того, иногда даже невероятные сценарии сбываются, поэтому утверждать, что Россия будущего ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не будет демократической, было бы слишком смело.
Но, как говорится, нужно готовиться к худшему сценарию. По нему «Россия будущего» останется агрессивным государством, черпывающим свою жизненность в имперских мечтах, а политические изменения в ней будут чисто косметическими. В такой ситуации должна быть усилена как безопасность Литвы (как это должно быть сделано – тема отдельной статьи), так и европейская идентичность страны, готовясь довольно долго жить в ситуации новой холодной войны, где нам теперь повезло оказаться на стороне Запада. Поддержка адекватного общества русских эмигрантов в этом случае также имеет смысл – формируя виртуальную или духовную альтернативу России как империи, озабоченной развитием своих владений. Как уже было сказано, «другая Россия» имеет мало шансов на победу в ближайшей перспективе, но все же важно, чтобы идея или мечта о такой России не исчезла.
Виктор Денисенко

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online