Мишень пропаганды – и история, и реальные болячки

Пропагандистские выпады стали своеобразным явлением в Литве (и более широко – в регионе). Их фиксация и анализ иногда уже напоминают довольно однообразную деятельность. С другой стороны, повседневность проблемы не уменьшает ее значимости и опасности. Фикс…

Пропагандистские выпады стали своеобразным явлением в Литве (и более широко – в регионе). Их фиксация и анализ иногда уже напоминают довольно однообразную деятельность. С другой стороны, повседневность проблемы не уменьшает ее значимости и опасности. Фиксировать актуальные пропагандистские выпады и «выдвигаемые» ими нарративы необходимо прежде всего для того, чтобы можно было понять, на кого направлена так называемая кремлевская пропаганда и как она пытается повлиять.
Молотов и Риббентроп не дают покоя
Не секрет, что споры об истории часто становятся полем пропагандистских баталий. Кремль довольно активно адаптирует советскую интерпретацию истории, возвращает в актуальную повестку дня забытые нарративы – даже те, которые, казалось,  в свое время были разоблачены как ложные.
В конце августа этого года министерство внутренних дел России организовало всю пропагандистскую кампанию, посвященную 80-летию подписания пакта Молотова-Риббентропа. Это историческое событие сыграло трагическую роль в истории нашего региона и фактически проложило путь к началу Второй мировой войны и оккупации стран Балтии.
Воспоминания о пакте Молотова-Риббентропа очень неудобные для Москвы. Правда о вышеупомянутом историческом событии представляет угрозу и любимым историческим повествованиям Кремля. Трудно позиционировать тогдашний Советский Союз как «спасителя Европы» и «освободителя от коричневой чумы», зная, что в 1939 году Москва и Берлин были хорошими друзьями, а сам СССР вступил в войну 17 сентября 1939 года, ударив в спину Польше, которая защищалась от нацистов.
Кремлевская пропаганда пыталась затмить разговоры о событиях 80-летней давности серией новых-старых пропагандистских нарративов. Прежде всего, МИД России напомнил, что и другие государства также подписали договор с нацистской Германией о ненападении. И тогда сетовали на то, что Литву тоже следует обвинить в том, что она привела к краху Польшу, поскольку ей в 1939 году был передан Вильнюс. Среди аргументов, которые вспомнили в Москве, было утверждение о том, что, подписывая договор о ненападении с Германией, Советский Союз стремился выиграть время и так далее. Среди формируемых нарративов были  и абсурдные попытки свалить вину за начало Второй мировой войны на… Польшу (это соответствует позиции Советского Союза осенью 1939 года).
Усилия Москвы не произвели большого впечатления. В конце концов, хотя другие государства тоже подписывали договора с нацистской Германией, только Советский Союз рядом с основным соглашением заключил секретные протоколы, на основе которых фактически была разделена тогдашняя Европа.
Упреки Литве из-за Вильнюса тоже не новость. Правда, что еще в 1920 году Советская Россия признала в своем мирном договоре с Литвой территориальную целостность последней с Вильнюсом и Вильнюсским уездом в составе Литвы, таким образом, передача Вильнюса Литве в 1939 году может быть истолкована как соблюдение принципов вышеуказанного договора. Не следует забывать, что Москве было нетрудно передать Вильнюс Литве, поскольку в то время в ее планы уже входил захват государств Балтии.
Вопрос о Вильнюсе упоминается в кремлевской пропаганде не ради какой-то исторической справедливости, но, чтобы создать напряженность и недоверие между Литвой и Польшей – государствами, которые сегодня находятся в одной геополитической парадигме, т.е. ЕС и НАТО.
Пока болезненная история не преодолена
Современная кремлевская пропаганда не уменьшает свои обороты и  формируя  нарративы, призванные дискредитировать силы союзников на территории стран Балтии и Польши. По крайней мере, Литва постоянно сталкивается с такими усилиями. Здесь также можно вспомнить несколько довольно свежих историй, которые стремились эскалировать в публичном пространстве.
В этом контексте, прежде всего, хотелось упомянуть ложную новость о том, что якобы танки немецких войск «вспахали» еврейское кладбище в Каунасе. Раскрыть символическую парадигму этого повествования нетрудно. Аллюзии на ту же Вторую мировую войну очевидны (это историческое событие находится в центре многих исторических кремлевских пропагандистских рассказов).  Этими и подобными историями пытаются доказать, что Литва фактически оккупирована НАТО, что силы альянса ведут себя так, как они хотят, и т. п. Кстати, формирование такого рода нарративов – риторически разделяя и противопоставляя Литву и НАТО – типично для кремлевской пропаганды. Здесь также очевидна манипуляция, поскольку наша страна является полноправным членом альянса и неотъемлемой частью Организации Североатлантического договора.
Вероятно, и еврейское кладбище в вышеупомянутом пропагандистском нарративе появилось неслучайно. Уничтожение евреев на территории Литвы во время Второй мировой войны по-прежнему является острой темой. Она тоже бросает тень на настоящее. Например, прямое или косвенное участие некоторых участников борьбы за сопротивление в Холокосте не было полностью обсуждено и продискутировано. Расставить все точки над «и» в этой сложной истории мешает и та самая пропаганда Кремля,  которая стремится использовать любую дискуссию на эту тему для достижения своих целей. Таким образом, можно сказать, что в этом случае информационное нападение Москвы нацелено на реальную болячку литовского общества. Стимулируя ее, можно добиться большей социальной напряженности в обществе страны и ее раздробленности.
Примером попытки спекулировать на эту болезненную тему является статья «Свастика здесь не редкость», опубликованная 14 ноября российским государственным агентством новостей RIA-Novosti. Тысячи евреев в Литве заявили об угрозе. В упомянутом выше тексте Литву обвиняют в антисемитизме, утверждают, что евреям в нашей стране небезопасно и т. п.
Ядерные сны Кремля
Говоря о том, на что нацеливается современная кремлевская пропаганда, необходимо вернуться к обсуждению темы безопасности. Диапазон нарративов здесь, конечно, не ограничивается только фантазиями о « немецкими танками «вспаханном» еврейском кладбище». Одним из наиболее ярких пропагандистских нарративов последнего времени в этой повествовательной парадигме было ложное утверждение о том, что президент Литвы Гитанас Науседа предложил разместить в стране ядерное оружие США.
Несложно заметить, что «ядерные фантазии» сегодня в основном связаны с Москвой. Не имея других аргументов, Кремль часто вспоминает свой ядерный арсенал. Средства массовой информации в России, контролируемые властями, тоже не избегают упомянутой темы. Широко известной стала фраза «Россия – единственная страна в мире, которая может превратить США в радиоактивный пепел», сказанная в эфире в 2014 году  одним из воинов пропагандистского фронта, российским тележурналистом Дмитрием Киселевым.
Понятно, что и нарратив о «размещении» ядерного оружия США в Литве должен был в первую очередь поддержать одно из традиционных российских пропагандистских утверждений о том, что страны Балтии стали форпостом НАТО, направленным против России. Эскалация такого рода нарратива может также своеобразно легитимизировать потенциальный военный удар по странам Балтии в глазах российского народа (тем более что из года в год им неоднократно повторяют сказку о  том, что в Литве, Латвии и Эстонии живут только фашисты, которые притесняют местное русскоязычное население).
Пропаганда как радиоактивное загрязнение
Приведенные примеры показывают лишь часть выпадов, зафиксированных в информационной войне, которая постоянно и широко проводится против Литвы и других стран региона. Это не первый раз, когда приходится писать о том, что вышеупомянутая информационная война – это наша реальность, к которой мы невольно привыкли.
Самая большая опасность кремлевской пропаганды заключается в том, что Россия посредством сознательных информационных действий стремится сформировать виртуальное представление о мире. Как это ни парадоксально, кремлевская пропаганда в первую очередь опасна для самих русских людей, которых атакуют со всех сторон этим виртуальным представлением. В этом случае Кремлю необходимо искаженное представление о мире, чтобы манипулировать своим населением, чтобы получить поддержку для различных геополитических авантюр, начиная с аннексии Крыма и кончая осуществлением интересов Москвы в Сирии. Именно это не позволяет назвать пропаганду и ее влияние исключительно проблемой российского общества, тем более что пропагандистские нарративы звучат сегодня в глобальном информационном пространстве, где практически невозможно провести черту между информационными пространствами разных государств.
Информационную войну также можно сравнить с той же радиацией, которая распространяется незамеченной, но загрязняет все вокруг. Нарративы Кремля тоже загрязняют все – в первую очередь, наше информационное пространство и публичную сферу.
Виктор Денисенко 

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online