Россия не откажется от «победобесия»

В этом году Россия планировала помпезно отпраздновать 75-летие победы в Великой Отечественной войне. Можно было прогнозировать, что все основные пропагандистские усилия Кремля будут брошены на укрепление существующего “культа Победы”. Однако глобальная па…

В этом году Россия планировала помпезно отпраздновать 75-летие победы в Великой Отечественной войне. Можно было прогнозировать, что все основные пропагандистские усилия Кремля будут брошены на укрепление существующего “культа Победы”. Однако глобальная пандемия коронавируса COVID-19 скорректировала планы руководства России. С другой стороны, можно прогнозировать, что Кремль все равно не откажется от празднования Дня Победы.  Для Москвы эта дата идеологически слишком важна.
Парад пришлось перенести
Кремлю уже пришлось отменить помпезный парад на Красной площади – традиционный атрибут Дня Победы. Правда, при принятии этого решения не удалось избежать манипуляций. В середине апреля сообщалось, что три организации, объединяющие ветеранов Великой Отечественной войны, обратились к Владимиру Путину с просьбой перенести парад на более поздний срок из-за опасности коронавируса. Конечно, уже на следующий день российский президент учел «просьбу ветеранов». Нетрудно предположить, что «обращение ветеранов» было организовано не без ведома властей, тем более что настоящих ветеранов этой войны осталось совсем мало, все они – люди уважаемого возраста.
Стоит задуматься, зачем Кремлю, чтобы перенести парад, понадобился такой маневр – «обращение ветеранов». Интересно то, что в нынешней ситуации даже прямое решение правительства не вызвало бы дополнительных вопросов. Массовые мероприятия отменяются или перемещаются во всем мире. С другой стороны, Кремль, похоже, просто забыл, что значит брать на себя прямую ответственность за свои – даже необходимые – действия и решения. Даже в вышеупомянутой ситуации правительству была нужна «ширма», которой стало соответствующее обращение, т.е. так называемая инициатива снизу.
Другое объяснение потенциально связано с тем, что Кремль испугался, что его могут обвинить в «краже праздника у ветеранов». Наконец, нарратив о Победе и сам “культ Победы” на самом деле очень сильны в России. В свое время социолог Лев Гудков писал, что победа в Великой Отечественной войне стала основным историческим событием в массовом сознании современного российского общества. Таким образом, Кремль не может рисковать упустить из рук этот нарратив или создать какие-либо условия для «игры» с этим нарративом для других. Теперь же кажется, что не правительство было инициатором переноса парада, а сами ветераны. Кроме того, В. Путину была предоставлена еще одна возможность показать, что он «слышит простых людей».
Пока что официально еще не решено, когда должен состояться праздничный парад, во время которого Россия не только отмечает историю, но и стремится продемонстрировать миру свои военные возможности. До сих пор в публичном пространстве упоминались две возможные даты. Отмечается, что парад может состояться в день окончания Второй мировой войны –
правда, не 2 сентября, когда весь мир отмечает эту дату, а 3 сентября, на который в этом году была перенесена дата памяти в России. Другой возможный вариант – начало ноября, вспоминая парад Красной Армии в Москве в 1941 году. 
Когда закончилась Вторая мировая война
Следует уделить внимание и уже упоминавшемуся переносу дня окончания Второй мировой войны, как памятного дня, с 2 сентября на 3 сентября.  Соответствующий закон В. Путин подписал в конце апреля. Серьезных аргументов относительно того, почему было принято такое решение, так и не удалось услышать, за исключением того, что 3 сентября в Советском Союзе в течение некоторого времени отмечали окончание Второй мировой войны, а также и  Китай в этот день празднует окончание войны, поэтому Россия так своеобразно солидаризируется со своим «стратегическим партнером». С другой стороны, здесь можно увидеть своеобразную традицию. Давайте вспомним, что Россия празднует Победу в Великой Отечественной войне 9 мая, в то время как весь мир в контексте капитуляции Германии 1945 года отмечает 8 мая.
Есть и еще один пикантный нюанс. 3 сентября в России также день памяти жертв террористического акта в Беслане. Можно напомнить, что теракт стал одним из самых болезненных в новейшей истории России. 1 сентября 2003 года чеченские боевики захватили школу в Беслане и взяли в заложники учителей, учеников и их родителей. 3 сентября произошел штурм школы, во время которого погибло значительное количество заложников. Террористический акт в Беслане продемонстрировал беспомощность российских спецслужб.
По поводу Беслана возникает и больше вопросов. Например, в контексте этих событий
В. Путин обвиняется в том, что он отказался вести переговоры с террористами и, таким образом, не использовал всех возможностей, чтобы спасти жизни заложников. Даже избранный президент Ичкерии Аслан Масхадов, которого тогда уже не признавали в Москве, предложил в то время свою помощь в переговорах с боевиками. Он был полон решимости приехать в Беслан, если ему были бы предоставлены гарантии безопасности.
Существует также версия, что значительное количество заложников погибло именно из-за действий российских спецслужб и армии, которые штурмовали школу, что спровоцировало взрывы в школьном спортзале, где содержались заложники. Такую версию, например, поддержал Юрий Савельев, член российской парламентской комиссии, которая расследовала этот теракт. В 2006 году он опубликовал свое отдельное мнение по этому вопросу, которое не соответствовало формальным выводам следствия.
Нынешний перенос Дня памяти Великой Отечественной войны в 3 сентября также может быть направлен на то, чтобы затмить риторикой о победе  память о Беслане. Эта обеспокоенность уже была выражена, организацией «Матери Беслана», объединяющей жертв террористического акта и их близких.
Не отступает от идеологической борьбы
Обеспокоенность Кремля по поводу переноса памятной даты во время пандемии коронавируса – в то время, когда есть гораздо более актуальные проблемы – показывает, насколько важна для российского правительства идеологическая борьба, основанная на истории. Можно предположить, что Москва испытывает своеобразную обиду из-за того, что из 75-й годовщины Победы не удастся выжать все идеологические и пропагандистские дивиденды. С другой стороны, нынешние действия показывают, что Кремль не отказывается от идеи организовать помпезное празднование Победы позже, растягивая дискурс празднования ее 75-й годовщины на протяжении всего 2020 года.
Кстати, Москва стремится воспользоваться вышеупомянутым  дискурсом Победы и чтобы поправить свои политические дела. В конце апреля Кремль синхронно с Белым домом США опубликовал совместное заявление по случаю годовщины встречи Красной Армии и армии США на реке Эльба в 1945 году. В заявлении отмечается, что вышеупомянутое историческое событие демонстрирует, чего могут достичь обе стороны, преодолев противоречия во имя общей цели. Нет сомнений в том, что это упомянутое заявление важно для Москвы с точки зрения текущей политической ситуации (Кремль уже пытался манипулировать вопросом о пандемии коронавира COVID-19 с целью отмены санкций против России). Между тем, журнал «The Wall Street Journal» сообщил о том, что в администрации президента США состоялись довольно жаркие дебаты, и были выражены сомнения в целесообразности этого совместного заявления.
В контексте всей вышеупомянутой информации остается подумать о том, какое влияние все это может оказать на Литву и другие страны Балтии. Во-первых, это означает, что по мере приближения перенесенного парада и других памятных событий агрессивная пропагандистская риторика Кремля, основанная на видении истории, продвигаемом Москвой, будет только усиливаться. Это, в сущности, означает и направление активных пропагандистских нарративов против Литвы (а также Латвии, Эстонии и даже Польши). Можно напомнить, что Литва подчеркивает другие аспекты истории, вспоминая факт советской оккупации, послевоенного движения сопротивления и т.п.
Есть немало признаков того, что Россия все больше возвращается к советской версии событий Второй мировой войны (а иногда даже к нарративам 1939 года). Например, в прошлом году Москва активно стремилась оправдать пакт Молотова-Риббентропа. Среди более интересных аспектов была и попытка обвинить Польшу в развязывании Второй мировой войны. Поэтому нетрудно прогнозировать, что и страны  Балтии могут ждать усиления пропагандистских атак, основанных на исторических нарративах, к осени – когда Кремль снова погрузится в то, что в оппозиционных слоях неофициально называют «победобесием».
Виктор Денисенко

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online