Крах СССР – должно было быть иначе…

Советское государство, возникшее после Первой мировой войны, с самого начала считалось не закономерностью мировой истории (как хотелось бы Марксу), а скорее историческим курьезом, инородным телом, которое не должно быть долговечным. Анализ истории показал…

Советское государство, возникшее после Первой мировой войны, с самого начала считалось не закономерностью мировой истории (как хотелось бы Марксу), а скорее историческим курьезом, инородным телом, которое не должно быть долговечным. Анализ истории показал, что с самого так называемого октябрьского переворота было немало предположений относительно того, когда и как кончится эта советская власть. Предположения менялись, поскольку это государство не распалось сразу, укрепилось и даже стало сверхдержавой. Создало даже теорию победы своей глобальной системы. Однако и сверхдержавы ведь не вечны. О будущем и крахе СССР много писали и говорили, его исследованиям служила вся советологическая наука (может, лженаука?)…
Наконец-то произошло так, как произошло.
Один из самых видных геополитиков – Джордж Фридман – язвительно подчеркнул, что мало кто из наблюдавших за Олимпиадой в Москве в 1980-ом году, искренне верил, что стране, принимающей Олимпиаду, осталось существовать всего десять лет. Авторитетные политологи говорили то же самое. В 1983-ем году профессор Принстонского университета Стефан Коэн охарактеризовал советскую систему Андропова как удивительно стабильную. Его можно обвинить в русофилии, но и такие организации, как Центральное разведывательное управление, тогда думали так же – предлагали планы, как с советским государством прожить долго и счастливо, а не хоронить его.
С другой стороны, следует отметить, что сценарии краха советского государства возникли очень рано. Еще в 1920-ом году тогда еще молодой Уинстон Черчилль писал о пороках большевистской системы и неизбежном крахе. Австрийский либеральный экономист Людвиг фон Мизес еще в 30-е годы XX века по-своему доказал, что плановая экономика не имеет шансов на выживание и выживает либо за счет использования инфраструктуры и ресурсов, созданных до тех пор, либо за счет их дешевой продажи. И что тут возразишь? «Знаменитый революционер» Лев Троцкий, уже находясь в изгнании, писал, что только одно может спасти Россию – «настоящая» революция. Ее не случилось, но из-за этого СССР не распался.
Ближе всего к грани разрушения СССР был в 1941-ом году. И мир почти поверил в это. Военное министерство США информировало президента Рузвельта, что конец Москвы неизбежен, а Генеральный штаб в своем меморандуме уточнил, что Гитлер выиграет эту войну за несколько недель. Президент же не выслушал до конца и … … решил усилить поддержку Советского государства с помощью так называемой программы ленд-лиза. Нельзя сказать, что именно это спасло Сталина, но слухи о ранней смерти государства не подтвердились.
Одним из наиболее интересных сценариев, созданных в разгар холодной войны, было исследование Мишеля Гардера 1965-ого года «Агония советского режима», в котором предсказывается конфликт между страной, управляемой без элементарных законов с ее собственными интеллектуалами, и утверждается, что диктатуры не признают компромиссов, поэтому они либо правят, либо умирают. Советские эксперты в основном высмеивали «несообразительность» и «непонимание» автора, объясняя, что советская система хорошо приспособлена к мировым изменениям. Гардеру – потомку русских эмигрантов, дожившему до конца СССР, осталось только высмеять критиков. Хотя предсказанная агония произошла с опозданием на несколько лет, она все же произошла.
Конечно, знаменитый Джордж Оруэлл в своей аллегории «1984» имел в виду не судьбу какой-то вымышленной страны, а судьбу СССР, о котором он говорил не в одном из своих сочинений, но, что самое главное для нас, вдохновил других. Наверное, самое известное вдохновленное им произведение этого периода (ныне почитаемое) – работа российского диссидента Андрея Амальрика «Доживет ли Советский Союз до 1984 года?». Говоря о годах, Амальрик апеллировал к хорошо известному произведению Джорджа Оруэлла, но внутри он верил, что «1984» Оруэлла совпадет с тем же годом Господа. По мнению Амальрика, СССР не доживет до вступления в силу тотальной диктатуры. Он вступит в войну с Китаем, которую хотя формально и выиграет, но это будет … Пиррова победа и начало конца. Насчет года, как видно, ошибся немного, а в войне с китайцами даже не было необходимости.
Философы, писатели, мыслители позволили себе представить различные, порой курьезные сценарии истории, которые сегодня интересно просто почитать. Здесь было все – Третья мировая война, революции и национализм в Центральной Европе, контролируемой СССР, войны с китайцами и исламистами, космические пришельцы и даже сексуальные революции. Рамки статьи не позволяют их даже перечислить, но всем действительно будет приятно «погуглить», почитать и, конечно, знать, что произошло на самом деле.
У политиков-практиков было свое мнение. Дипломат Джордж Кеннан (известный дипломат «X») в своей переписке из Москвы в Вашингтон настойчиво призывал не позволять Советскому Союзу расширяться и расширять сферу своего влияния. Советская стратегия «сдерживания» (позже названная доктриной Трумэна) должна была стать путем к краху этого государства. Збигнев Бжезинский, который действительно много писал (и практически много сделал) о крахе советской системы, представил несколько возможных сценариев развития СССР, ни один из которых не предвидел долгосрочного выживания тогдашнего СССР. В государстве должен был произойти либо какой-то переворот, либо социальный хаос, вызванный экономической стагнацией, либо, если кто-то за это возьмется, – демократизация. Можно сказать, что Бжезинский предвидел возможность перестройки, но, как показала жизнь, перестройка не спасла государство, она наступила слишком поздно и не так, как нужно было тогда.
Не все политики были столь оптимистичны. Говорят, что Шарль де Голль в частных беседах мечтал о постсоветской Европе, но официально он не желал смерти советскому государству. Конрад Аденауэр, который очень хотел объединения Германии, все же думал, что без разрешения СССР объединение не состоится, и что этого разрешения, вероятно, не будет.
Говорят, что политические теории создаются после того, как какие-либо политические авантюристы доказывают, что практически возможно то, что невозможно теоретически. В течение нескольких десятилетий западный мир жил с идеей противостоять угрозе СССР, как сделать, чтобы не было войны, Рональд Рейган же доказал, что войну можно выиграть даже не начав ее. Его коллега Горбачев, возможно, сам того не желая, разрушил Советское государство без революции и гражданских войн. Просто разрушил.
И все же. Почему серьезные советологи ошибались, почему они не верили в Амальрика, почему подозрительно смотрели на «авантюры» Рейгана и неохотно принимали сам факт распада СССР?
Объяснений по этому поводу немало. У меня есть свои замечания.
Советологи хотели быть учеными, поэтому они основывались на якобы объективных цифрах и фактах, которых … не имели. Советская статистика была фиктивной, но никакой другой (никаких других «фактов») под рукой не было. Поэтому и появилось множество исследований о состоянии экономики СССР, ее относительной устойчивости, структуре бюджета. Видеть все это «изнутри» было одновременно и грустно, и смешно.
Советологи, стремившиеся стать учеными, опирались на классическую (точнее сказать, либерально социалистическую) социологию, которая рассматривает человеческие сообщества как группы нечувствительных интересов. Интересы могут быть богатыми, здоровыми и т.п., они  измеримы. Стремление быть свободным, как иррациональное чувство классическая социология просто не способна исследовать, и утверждает, что … его не существует. А ведь оно было, наверное, самым важным …
В конце концов, похоже, что советологи – тоже люди, и им не очень хотелось терять свой объект исследования. Если не будет СССР, то и советология будет не очень нужна.
Исходя из своей области исследований, я скажу, что все политические социальные структуры, которые выжили в течение семи-восьми десятилетий, переживают кризис развития, из которого или выходят изменившимися, или … С СССР произошло это … или. Он  просто скончался, и никого не интересовала реанимация этой геополитической дохлятины.
Эгидиюс Варейкис

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online