С Путиным или без него, неважно

Вопрос о том, что произойдет с Россией в 2024 году, безусловно, интересен. Только зависит ли ответ от выбора Путина? Может быть, совсем нет?
Известный американский геополитик Джордж Фридман говорит, что Россия XXI-го века находится в состоянии упадка и чт…

Вопрос о том, что произойдет с Россией в 2024 году, безусловно, интересен. Только зависит ли ответ от выбора Путина? Может быть, совсем нет?
Известный американский геополитик Джордж Фридман говорит, что Россия XXI-го века находится в состоянии упадка и что через несколько лет ее ждет не процветание, а новый политический и экономический кризис.
У Фридмана своя логика. За последние два десятилетия многие российские геополитические проекты и мечты так и не сбылись. Уже выросло поколение, не жившее в Советском Союзе. С одной стороны, может показаться, что Россия могучая и способна «собрать» бывшие республики, но ее самая большая проблема – это геополитическая жадность, стремление получить все, что у нее было, сразу. А для этого Россия недостаточно сильна. Никакой очаровательной мессианской идеи у страны нет. Газ и кулак несимпатичны даже потенциальным союзникам, но ничего другого пока не изобретено.
Однако это скорее вывод из размышлений об этой стране. Если вы спрашиваете, что это за аргументы знатока геополитики, давайте в них и углубимся. Судьба России определяется не Путиным, а российской природой. Это подтверждает и российское сообщество геополитиков.
Эмоционально в России по-прежнему доминирует настроение проигравшего великого государства. И проигравшего не просто так, проигравшего без борьбы, к которой столь долго и тщательно готовились. С распадом Варшавского договора и Советского Союза Россия внезапно потеряла добычу своей 300-летней экспансии «в Европу». Но может быть, захватила слишком много? Александр Солженицын в сочинении «Как нам обустроить Россию» считает, что СССР был слишком большим государством. Истинная Россия вместе с Белоруссией, Украиной и Казахстаном должна составлять геополитически объяснимую и стабильную славянскую общину. Очень небольшая часть российской политической элиты формально примирилась с нынешней географией России, но и разрешение Запада «навести порядок» в пределах ее (бывшего СССР) границ она также принимает как очень естественную вещь. А как же иначе? Нынешняя карта России просто противоречит канонам классической геополитики увидеть Россию с максимально короткими сухопутными границами.
По мнению самих русских мыслителей, называющих себя евразийскими, Россия как крупнейшее славянское государство, представляющее крупнейшую славянскую нацию, должна выполнять миссию «защиты и охраны» всех славян. Существенным способом реализации этой доктрины является предоставление народам Центральной и Восточной Европы «правильных» границ. Доктрина была максимально реализована после Второй мировой войны, когда СССР был в состоянии диктовать свою политику в Центральной и Восточной Европе почти в одностороннем порядке. Так что России нужна Центральная Европа?
Народы Российской империи образуют своеобразную цивилизацию, отличающуюся как от Западной, так и от Центральной Европы. Это смесь европейских и азиатских цивилизаций: «Без монголо-татарского ига не было бы России».
В то же время авторитеты евразийства почти сходятся во мнении, что Евразия отделена от Европы невидимой климатической “стеной”, которая примерно совпадает со стеной бывшего Великого княжества Литовского и Московского княжества в 1771 году. Фридман называет это границей между континентальной Евразией и “Европейским полуостровом”. Вот почему Литва никогда не будет Россией, и никогда не будет чувствовать себя комфортно в Литве. И неудивительно, что самая долгая война в истории Литвы шла где-то по этой линии. Но если Россия остается за этой чертой – она и остается только Московским княжеством, а этого по понятным причинам она сама не хочет. Таким образом и борьба за величие России – это борьба за территории бывшей Республики Обоих Народов.
Утверждалось, что во время холодной войны идеологическая конфронтация привела к противопоставлению Запада и Востока, формально она исчезла, но, возможно, не она, а разница геополитического мышления между Западом и Востоком. Даже и без идеологической конфронтации основной стратегический интерес России состоит в том, чтобы избежать геополитического давления со стороны Запада, т. е. расширения НАТО и ЕС, и в первую очередь вытеснить США из Европы. Все в Европе, что противоречит Америке, выступает в пользу России и евразийства. Однако с мышлением в географических категориях, оставшимся с того же несчастного петровского времени, России приходится признать, что препятствием на Запад является Центральная Европа.
 
Правда, Европа никогда не помогала России так, как сейчас. Однако эта помощь Россию не только утешает, но и пугает. Россия привыкла видеть маленькие европейские государства, и институционализированная Европа для нее действительно угрожающая. Нельзя забывать, что Россия побеждает не только силой. Побеждает потому, что Запад часто незаслуженно ее игнорирует. Как писал американский геополитик Эдвард Люттвак, они, русские, «пьяные победили Наполеона, пьяные победили Гитлера и пьяные могут победить и НАТО». Более националистически настроен русский вспомнит, что те же русские после великих военных катаклизмов были вовлечены в решение судьбы Европы и сами не развязали новую мировую войну.
Горбачев положил конец холодной войне, Ельцин попытался построить Россию без противоречия с Западом и создал Россию, которой в любом случае можно было отнести не один признак демократического государства. С Путиным все сложнее. Российские лидеры начали консолидировать народ давно испытанным, хотя и самым неморальным, методом – войнами и сверхдержавным шовинизмом. Путина  к власти привели не экономические и социальные проблемы или способы их решения, а война. Война, которая в последние несколько веков укрепляла русский дух, как никто другой. Кстати, не только русский.
Путин вовсе не злится на теоретиков, которые считают современную Россию всего-навсего обкрошенным Советским Союзом. Такая Россия ему ближе всего, и сегодня из такой России проще всего черпать силы ее жителям. Такая Россия лучше, чем мечты какого-либо Александра Солженицына о святом восточнославянском союзе или допетровом Московском княжестве. Советский гимн Путина с его имперским двуглавым орлом и славянским триколором – это как раз такая смесь советских, солженицынских или даже более старых русских символов и идеологий. Однако путинская Россия в отношении соседей проводит политику не свою, а несуществующего СССР, в то же время полагая, что учебнический интернационализм и вечные сферы советского влияния все еще существуют. Демография и биология, однако, работают не в пользу России – большинство людей в Центральной Азии родились или достигли совершеннолетия уже не во времена СССР, для них Россия никакая не политическая ностальгия, большинство российских славянских «сестер», благодаря свободе информации, убедились в том, что есть гораздо лучшие альтернативы московской власти. Европейская Россия борется за европейскую идентичность, а азиатская – за свое выживание. И для этой азиатской России важнее физическое существование, а не его качество – она может даже стать атеистической, исламской или какой-то еще. Централизованное государство в одиннадцатичасовых поясах не имеет никаких шансов стать динамичным.
А, по правде говоря, что же остается России – западный капитализм приходит в Россию в самой жестокой, негуманной и беспринципной форме. Он, на самом деле, не кажется симпатичным для русского народа. У них есть причина испытывать ностальгию по прошлому.
В этом контексте и Литве есть что сказать. Ведь именно литовцы длительное время были препятствием для процесса европеизации России. Литва последовательно боролась за то, чтобы Московское княжество не имело права представлять всех россиян, так как большая часть из них была представлена самой Литвой. И поэтому Россия для нее всегда была только Московским княжеством, а ее народ – масколями. Может быть, тогда Россия была счастливее? В Чечне, Татарстане и других окраинах печально известного Московского княжества россиянам может становиться все более очевидным, что Московское княжество – не единственное место, где россиянам жить хорошо … Когда-то ведь было намного лучше в Великом Литовском.
А президенту Путину и его преемникам придется с достоинством ждать новых разделений княжества, на этот раз Московского.
 Уже в течение двухсот лет и Россия, и весь мир знает, что Россия является самой богатой страной ресурсами и что она рано или поздно благодаря этим ресурсам разбогатеет. Не разбогатела. Обычный русский был и остался одним из самых бедных европейцев …
Эгидиюс Варейкис

Autorius:
Voras Online
Žiūrėti visus straipsnius
Palikite komentarą

Autorius: Voras Online